Идея

ИДЕЯ (греческий Iδέα - образ, вид), фундаментальное понятие европейской философии, имевшее значение «формы» (в античности), а начиная с 17 века - «представления, понятия, мысли». Термин образован от глагола ίδεΐν, восходящего к индоевропейскому корню *wid- (сравни русский «видеть», латинский video), и в дофилософском употреблении означал «видимый образ», «облик», но также и «своеобразие». Отсюда (уже у Фукидида и Гиппократа) развилось значение «вида» в смысле типа, категории вещей. Близкий по семантике однокоренной термин - эйдос. Термин «вид» в биологии и логике (в противопоставлении роду), как и латинский species, является семантичной калькой этого греческого слова.

В античной философии идея, как правило, - объективная форма самих вещей, тогда как в новоевропейской эпистемологии - субъективное представление о них или ментальный образ вещей. Разговорное употребление слова «идея» в русском языке («мне пришла в голову идея», «идея прогресса» и т.п.) восходит именно к философскому употреблению в 17 веке, а не к античному (в английских переводах платоновский термин «идея» обычно передаётся как form, а не как idea).

В греческую философию термин «идея» ввёл Демокрит, в атомистической физике которого «неделимая идея» (то есть «форма») - одно из основных обозначений атома. Фундаментальную роль термин «идея» приобрёл в метафизике Платона: идея, или эйдос, - одно из основных обозначений нематериальных, вечных и неизменных прообразов, или форм вещей, пребывающих в умопостигаемом мире и выступающих порождающими причинами одноимённого множества единичных отображений в мире становления. Так, по Платону, все единичные кошки являются недолговечными копиями единой вечной идеи (типа) кошки, или «самокошки», все люди - единого «самочеловека» и т.д. Идея выступает у Платона не только порождающей причиной вещей, но и эпистемологическим началом их познания, так как разум может познавать только общее и неизменное (результат этого - объективное знание, эпистемэ), а не единичное и меняющееся, о котором можно иметь только субъективное мнение (докса). Аристотель, отвергнув платоновский дуализм умопостигаемого и чувственно-воспринимаемого мира, а вместе с ним - и отдельное от единичных вещей существование нематериальных «форм» (классическая полемика в «Никомаховой этике» 1.6), по-прежнему утверждал онтологический и эпистемологический примат формы (идеи) над материей. В метафизике Аристотеля идея (иначе эйдос или морфэ) становится имманентной формой вещей (одной из «четырёх причин») и противопоставляется «материи» как сущностное начало: именно идея, или форма, делает вещь тем, что она есть, и одновременно делает её познаваемой. У Аристотеля, как и у Платона, идея - объективная категория; только в эпоху эллинизма стоики истолковали идею как «понятие в нашей душе». Представители среднего платонизма интерпретировали идею как «мысли бога» (Антиох из Аскалона, Альбин), как содержащиеся в Божественном разуме (логосе) вечные образцы сотворённых вещей (Филон Александрийский). В философии Плотина совокупность идей составляет высшую ступень в иерархии бытия - сферу Ума-Нуса, проистекающего из сверхбытийного Единого. Августин, соединяя эти выработанные античной философией представления об идее с христианской концепцией триединого Бога, связывает местопребывание идей со второй ипостасью Бога, его Словом («формой всех вещей») - Иисусом Христом.

Полемика Аристотеля против платоновской теории идей оказала определяющее влияние на спор о природе универсалий (общих понятий) в византийской и средневековой западной философии (смотри Схоластика). Между платонической позицией реализма (признания реальности универсалий или идей) - universalia ante rem («общее до вещи») - и противоположной ей позицией номинализма, или сведения универсалий к «пустому имени» (universalia post rem - «общее после вещи»), признавалась аристотелианская позиция имманентной реальности форм (universalia in re - «общее внутри вещей»).

А. В. Лебедев.

Понятие «идея» в новоевропейской философии по-разному понималось в традициях рационализма и эмпиризма. Для Ф. Бэкона, различавшего между «идолами человеческого ума» и «идеями божественного разума», идея относится преимущественно к Богу, а не к человеку. Р. Декарт, Б. Спиноза и Г. В. Лейбниц разделяли восходящее к Платону учение о врождённых идеях. Существенными признаками истинной идеи Декарт считал ясность и отчётливость; познание идеи осуществляется благодаря интеллектуальной интуиции. Дж. Локк полагал, что «идея» обозначает всё то, что является объектом мышления человека, в том числе «фантом», «понятие», «вид» и т.п. Отрицая врождённость идей, он исходил из образа человеческой души как чистой доски (tabula rasa) и материалом всего знания считал простые идеи, полученные ощущением и рефлексией. Лейбниц называл идеей выражения, которые «существуют в нашей душе независимо от того, представляем мы их или нет», в отличие от понятий, которые мы «представляем или образуем» (Лейбниц Г. В. Соч. М., 1982. Т. 1. С. 152). Дж. Беркли полагал, что идея может существовать только в воспринимающем её духе. Д. Юм различал впечатления и образующиеся на их основе идеи - «представители» впечатлений, от которых идеи отличаются лишь своей силой и живостью. Это же различие лежало в основе критики Юмом идеи причины и действия. В британской философии 2-й половины 18 века Т. Рид к «идеальным системам», или к «теории идей», относил философию Локка, Беркли и Юма. Во Франции А. Л. К. Дестют де Траси под влиянием Э. Б. де Кондильяка выдвинул концепцию науки, изучающей идеи как факты сознания, их свойства и законы и названной им «идеологией».

И. Кант, считая совершенно невозможным называть любое представление идеей (словоупотребление, распространённое в Германии в 18 веке вплоть до И. Н. Тетенса), выступил в защиту платоновского понимания идей как прообразов самих вещей, а не только как ключа к возможному опыту, каковыми являются категории. В отличие от эмпирических и «чистых рассудочных» понятий, понятие, «выходящее за пределы возможного опыта, есть идея, или понятие разума» (Кант И. Критика чистого разума. М., 1994. С. 225-226). Нововведением Канта явилось учение о трёх трансцендентальных идеях - душе, мире и Боге, имеющих в метафизике регулятивное применение в качестве принципов, обеспечивающих систематическое единство осуществляемого рассудком познания. Для Г. В. Ф. Гегеля, как и для Канта, сферой идей является разум, однако в отличие от Канта идея выступает у Гегеля в качестве высшей формы «действительности», истинной умопостигаемой формы «бесконечности». Диалектика как конститутивная логика идеи предстаёт как процесс самоопределения разума, раскрытия «абсолютной идеи», составляющей единственный предмет философии. А. Шопенгауэр в полемике с Кантом также настаивал на возвращении к платоновскому пониманию идей, рассматривая их как ступени «объективации воли», относящиеся к вещам как их вечные формы, или образцы. Из кантовского понимания идей исходил Э. Гуссерль в своей концепции феноменологии.

А. Н. Круглов.

Лит.: Natorp Р. Platos Ideenlehre. 2. Aufl. Lpz., 1921. Sankt Augustin, 2004; Ernge С. А. Über die Idee. В., 1926; Spiegelberg Н. Über das Wesen der Idee. Lpz., 1930; Garin Е. La théorie de l’idéе suivant l’école thomiste. Р., 1932. Vol. 1-2; Ross W.D. Plato’s theory of ideas. Oxf., 1951; Epistemology / Ed. St. Everson. Camb., 1990; Watson Р. Ideas: а history from fire to Freud. L., 2005; Панофски Э. Idea: К истории понятия в теориях искусства от античности до классицизма. 2-е изд. СПб., 2006.

Связанные статьи

Следующая:
Иджебу
Предыдущая:
Идехан-Марзук