Алтайские Языки

АЛТАЙСКИЕ ЯЗЫКИ,  семья в составе ностратических языков. Современные алтайские языки распространены в Азии и в Восточной Европе - на обширной территории от Балкан до Магаданской области и от Таймыра до Фарса (Иран) и  островов Рюкю (Япония). Общее число говорящих на алтайских языках свыше 380 миллион человек (2004, оценка).

Алтайская макросемья включает тюркские языки, монгольские языки, тунгусо-маньчжурские языки, корейский язык, японо-рюкюские языки. Внутри ностратических языков характеризуется особой близостью с уральскими языками и дравидийскими языками. Гипотеза об особой близости алтайских языков с уральскими (существует с 18 века) может опровергаться в рамках ностратической теории; специфическая близость уральских языков и алтайских языков может объясняться сходной средой обитания их носителей и многочисленными контактами на разных хронологических уровнях. Название «алтайские» указывает на предполагаемую прародину семьи, которая, впрочем, по последним данным, находилась южнее, на территории нынешнего Северного Китая.

Реклама

По данным глоттохронологии, распад праалтайского языка на  восточную и западную ветви датируется приблизительно 6-м тысячелетием до нашей эры. Распадение первой на японскую и корейскую ветви произошло в 3-м тысячелетии до нашей эры. По-видимому, между этими датами произошло разделение западно-алтайской (т. н. материковой) ветви на тюркский, монгольский и тунгусо-маньчжурскую ветви (или языки внутреннего круга).

Фонологические системы современный алтайских языков имеют ряд общих свойств. Консонантизм характеризуется ограничениями на встречаемость фонем в позиции начала слова, тенденцией к ослаблению в начальной позиции, тенденцией к открытому слогу. Шумные взрывные противопоставлены обычно по силе-слабости или по звонкости-глухости. Отсутствуют фонологически релевантные поствелярные. Для вокализма большинства алтайских языков характерен сингармонизм различных типов. Для праалтайского языка восстанавливается отсутствие сингармонизма.

В алтайских языках практически отсутствует фонологически значимое силовое ударение. Во многих западно-алтайских языках в определённый период их развития отмечались долгие гласные, а также восходящие дифтонги. Для праалтайского языка, по-видимому, релевантно было противопоставление гласных по долготе-краткости и по тону (высокий-низкий).

Общие тенденции в фонетическом изменении алтайских языков: склонность к установлению сингармонизма различных типов; редукция фонологической системы в анлауте; компрессия и упрощение сочетаний, приводящие к уменьшению длины корня.

Для морфологии алтайских языков характерна агглютинация суффиксального типа. Общая для всех алтайских языков грамматическая категория имени - падеж, в западно-алтайских языках также есть категории числа и принадлежности. Практически для всех алтайских падежных систем характерен именной падеж с нулевым падежным показателем; форма с нулевым показателем используется также при многих послелогах. Такая форма восстанавливается и для праалтайского языка. Реконструируются также аффиксы винительного, родительного, партитивного, дательного и творительного падежей. Имеется ряд общих показателей с локативными, направительными и подобными значениями.

Для праалтайского языка трудно восстановить общие показатели грамматического числа, восстанавливается большое число аффиксов собирательности с разнообразными оттенками значений.

Личные местоимения тюркских, монгольских и тунгусо-маньчжурских  языков обнаруживают существенные совпадения; среднее различие прямой (bi-) и косвенной (m-) основ у местоимений 1-го лица; основа местоимения 2-го лица в монгольских языках (*t- >n-) отличается от тюркского и тунгусо-маньчжурского (s-). В монгольских и тунгусо-маньчжурских языках различаются инклюзивные и эксклюзивные местоимения 1-го лица множественного числа.

С материковыми местоимениями связаны древне-японские местоимения 1-го (m/wanu) и 2-го (si/sone) лица. Притяжательные местоимения производны от личных; в монгольских и тунгусо-маньчжурских языках имеются возвратно-притяжательные местоимения.

Вопреки часто высказывавшемуся мнению, для алтайских языков реконструируется общая система числительных от 1 до 10.

Для глагольных систем большинства алтайских языков характерен аналитизм. Лишь 2 глагольные формы исконны: повелительное наклонение (в форме чистой основы) и желательное наклонение (на -S-). Прочие финитные формы этимологически представляют собой различные отглагольные имена, стоящие в предикатной позиции или оформленные аффиксами предикативности (обычно выражают лицо и число). Показатели этих отглагольных имён (играющие ныне роль видовременных и совершаемостных) обнаруживают значительное материальное сходство. Категория залога в алтайских языках скорее словообразовательная: при общей структурной близости она сохраняет мало материально тождественных показателей. Для тюркского и тунгусо-маньчжурского языков характерно включение в глагольную парадигму категории отрицания, но показатели её не совпадают. Имеется несколько общих модальных показателей. Личное согласование глагольных форм представлено в западно-алтайских языках; его показатели восходят, в конечном счете, к личным местоимениям. В японских и корейских языках как функциональный аналог личного согласования выступает развитая категория вежливости.

Алтайские языки демонстрируют значительное число общих словообразовательных показателей.

Алтайские языки — языки номинативного строя с преобладающим порядком слов «подлежащее + дополнение + сказуемое» и препозицией определения. В западно-алтайских языках встречается изафет с посессивным    показателем при определяемом слове.    Применяется в основном бытийный способ выражения обладания (т. е. «у меня есть»,   а не «я имею»). Термин «алтайский тип сложноподчинённого предложения» связан с предпочтением, оказываемым алтайским языком абсолютным конструкциям с глаголом в нефинитной форме перед придаточными предложениями.

 Об изучении алтайских языков смотри в статье Алтаистика.             

Лит.: Рамстедт Г. И. Введение в алтайское языкознание. М., 1957; Рорре N. Vergleichende Grammatik der altaischen Sprachen. Wiesbaden, 1960. Bd 1; Котвич В. Исследование по алтайским языкам. М., 1962; Miller R.А. Japanese and the other Altaic languages. Chi.; L., 1971; Баскаков Н. А. Алтайская семья языков и ее изучение. М., 1981; Кормушин И. В. Системы времен глагола в алтайских языках. М., 1984; Старостин С. А. Алтайская проблема и происхождение японского языка. М., 1991.

Словари: Starostin S. А., Dybo А. V., Mиdrak О. А. The etymological dictionary of Altaic languages: In 3 vol. Leiden; Boston, 2003.

А. В. Дыбо.

Связанные статьи