Евразийская степная металлур­гическая провинция

ЕВРАЗИЙСКАЯ СТЕПНАЯ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКАЯ ПРОВИНЦИЯ (Евразийская металлургическая провинция), металлургическая провинция позднего бронзового века, распространённая во 2-м тысячелетии до нашей эры от бассейна Днепра до верхней Оби и от предгорий Кавказа, Памира и Тяньшаня, Синьцзяна (Западный Китай) до таёжной зоны Евразии (до 7-8 миллионов км2). Производственные очаги Евразийской степной металлургической провинции унаследовали многие важнейшие морфолого-технологические стандарты предшествующей, но к тому времени распавшейся Циркумпонтийской металлургической провинции. Восточные и западные границы Евразийской степной металлургической провинции нечёткие из-за тесных взаимопроникающих контактов с очагами Восточноазиатской и Европейской металлургической провинций. В истории Евразийской степной металлургической провинции  чётко различаются 3 основные фазы.

Евразийская степная металлур­гическая провинция

Реклама

Первая (ранняя) фаза (рубеж 3-2-го и начало 2-го тысячелетий) определяется встречным движением двух мощных этнокультурных групп. С запада на восток по лесостепной и степной зонам Евразии с бассейнов Дона и Волги продвигалось население абашевской культуры, на юге Западной Сибири и в Северном Казахстане сформировались родственные ей синташтинская культура и петровская культура; все они представлены многочисленными могильниками и поселениями. Встречным потоком, но севернее, по таёжной зоне, с востока на запад стремительно двигались группы воинственных носителей сейминско-турбинской культуры, известной по погребениям (в основном кенотафам) и святилищу в Канинской пещере на Печоре, есть специфичное по форме и высококачественное бронзовое оружие (топоры-кельты, наконечники копий, кинжалы). Эта культура сформировалась в районе Саяно-Алтая, но характерные для неё орудия и оружие известны до Финляндии и Молдавии (Бородинский клад). Её носители включили в состав своих группировок и часть абашевского и синташтинского населения.

Вторая фаза Евразийской степной металлургической провинции (около 2-й - 3-й четверти 2-го тысячелетия) характеризуется стабилизацией этнокультурной ситуации. В восточно-европейских степях и лесостепи господствовала археологическая (культурно-историческая) общность срубной культуры; в лесостепи, степях и полупустынях Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии - андроновской культуры. В этой фазе происходило открытие и освоение огромного числа рудников на пространствах от Донецкого кряжа до Центрального Казахстана и Западного (Рудного) Алтая (например, Каргалы, Джезказган, Кенказган). Наблюдается расцвет индустрии производства бронзовых изделий во многих областях, прежде всего, в степных и лесостепных областях провинции.

Третья фаза (около 3-й трети 2-го тысячелетия) характеризуется начинающимся распадом Евразийской степной металлургической провинции. От Восточных Карпат до Алтая, в основном в степной зоне, распространилась общность валиковой керамики культуры. Производство медных и бронзовых изделий в значительной степени утрачивало тот морфолого-технологический стандарт, который доминировал на предшествующей фазе.

В конце бронзового века в степных районах произошёл распад общности валиковой керамики, возросла роль подвижных животноводческих групп, предвосхищавших господство в степной Евразии культур кочевых скотоводов раннего железного века.

Евразийская степная металлур­гическая провинция

Важнейшие археологические культуры в географических рамках Евразийской металлургической провинции

Распространение в лесной и лесостепной зонах Евразии носителей сейминско-турбинской культуры не привело к быстрой и коренной трансформации местных культур охотников и рыболовов, но в степных и лесостепных районах Западной Сибири существовала группа культур, с которыми в той или иной мере связано формирование сейминско-турбинской общности (елунинская культура, логиновская, кротовская культура и др.). В погребениях и на поселениях этих культур (Елунино, Цыганкова Сопка, Черноозерье 6 и др.) известны образцы и формы для отливки оружия сейминско-турбинских типов.

Формирование срубно-андроновского блока культур стало не только ключевым моментом в стабилизации основных производящих центров Евразийской степной металлургической провинции  на её второй фазе, но и привело к существенному расширению их ареала (особенно на севере и востоке). Под влиянием этих культур на юге лесной зоны Восточной Европы и в северной лесостепи Западной Сибири формируются культуры, металлообработка которых развивалась под влиянием срубных и алакульских центров (поздняковская культура, ранние этапы текстильной керамики культуры и приказанской культуры, черкаскульская культура, кротовская культура и др.). В их хозяйстве важную роль стало играть скотоводство. В это время только в лесной зоне Урала и Западной Сибири (гребенчато-ямочной керамики культура, самусьская культура и др.) укоренились традиции сейминско-турбинской металлообработки. Формы топоров-кельтов и наконечников копий, получившие название «самусьско-кижировских», отличаются от сейминско-турбинских деталями морфологии («ложные ушки») и декора (пышный «ковровый» орнамент).

На третьей фазе основные культурно-исторические процессы в системе Евразийской степной металлургической провинции  характеризуются консолидацией степных групп срубно-андроновского круга в общность валиковой керамики культур и, напротив, мозаичностью этнокультурных групп в лесостепных и южнотаёжных районах, к югу от культур лесных охотников и рыболовов (гребенчато-ямочной керамики на востоке и текстильной керамики на западе). В лесостепи и на юге лесной полосы Волго-Уралья и Западной Сибири активизировался процесс «андронизации» местных культур (сусканская культура, сузгунская культура, еловская культура и др.), сюда перемещаются основные очаги металлообработки Евразийской степной металлургической провинции. Именно на этой фазе в степи и лесостепи начинается массовое производство орудий и оружия (втульчатые топоры-кельты, наконечники копий и стрел, тёсла, однолезвийные ножи), восходящих к сейминско-турбинским формам.

На финале Евразийской степной металлургической провинции  этнокультурная карта большинства районов Северной Евразии меняется коренным образом. В степных районах происходит распад общности культур валиковой керамики (памятники трушниковского, донгальского и бегазинского, нурского типов). В лесостепи и на юге лесной зоны Восточной Европы формируются огромные культурно-исторические общности - текстильной керамики, маклашеевская культура. В Приуралье и Зауралье памятники межовской и бархатовской культур приходят на смену «андроноидным». В лесостепи и южнотаёжных районах Западной Сибири распространяются корчажкинская и ирменская культура. На лесостепных и лесных пространствах наблюдается «ренессанс» аборигенных культур, выразившийся в заметном росте народонаселения, коренной переработке и даже отказе от некоторых привнесённых в предшествующее время культурных стереотипов срубно-андроновского круга, повсеместном распространении круглодонной керамики и её декоре, постепенном отказе от курганного обряда захоронения, своеобразии женских украшений. В мире таёжных евразийских культур более заметной становится локальная специфика регионов: лебяжская культура Северного Приуралья, атлымская, позднесузгунская, лозьвинская, барсовская, еловская культуры Зауралья и Западной Сибири отражают трансформацию некогда общего пространства гребенчато-ямочной керамики.

В начале железного века производство бронзовых орудий и оружия, характерных для Евразийской степной металлургической провинции, продолжалось только в лесной зоне (ананьинская культура, иткульская культура, кулайская культура и др.). В степных культурах, кроме Саяно-Алтайского региона, произошла коренная смена бронзовых орудий и оружия железными.

В территориальных рамках Евразийской степной металлургической провинции, преимущественно на севере, известен ряд культур, в которых производство металлических изделий не следовало стандартам, характерным для Евразийской степной металлургической провинции. К таковым относятся волосовская культура, гаринская, юртикская, гребенчатого геометризма культура и др. В их хозяйстве охота и рыболовство сочетались с несложными приёмами металлообработки.

Евразийская степная металлур­гическая провинция

Лит.: Эпоха бронзы лесной полосы СССР. М., 1987; Черных Е. Н., Кузьминых С. В. Древняя металлургия Северной Евразии. М., 1989; Chernykh Е. N. Ancient metallurgy in the USSR: the early metal age. N. Y., 1992; Черных Е. Н. Каргалы. М., 2007. Т. 5: Феномен и парадоксы развития.

Е. Н. Черных; С. В. Кузьминых (обзор культур).

Связанные статьи