Калам (спор)

КАЛАМ (арабский, буквально - рассуждение, спор), наряду с фальсафой и суфизмом одно из основных направлений мусульманской мысли, в рамках которого разрабатывались религиозная философия и спекулятивное богословие ислама. В средневековой мусульманской литературе под «наукой калама» (ильм аль-калам) подразумевалось творчество отдельных богословов (мутакаллимов), а также богословие вообще, включая теологию разных направлений христианства и иудаизма.

В центре богословия калама - вопросы об атрибутах Бога (их характере, совечности и сопричастности Его сущности); извечности Корана (как Слова Божия) или его сотворённости во времени; о божественном предопределении и человеческой инициативе. Подчёркивая абсолютную инаковость Бога сотворённому Им миру («нет ничего, подобного Ему»), Коран одновременно содержит множество выражений, допускающих антропоморфное толкование (Божий «лик», «око», «длань», «восшествие на Престол» и др.). Эти и подобные им описания встречаются также в мусульманском предании (Сунне) (создание Адама «по образу» Бога, Божии «пальцы», «нога» и т.п.). На их основе в 7-8 веках возникли различные догматические группы, представлявшие Бога в человекоподобном образе и известные как мушаббихиты-антропоморфисты, муджассимиты-корпоралисты и хашавиты-буквалисты (позднее эту тенденцию представляли прежде всего крайние шииты, захириты и ханбалиты). Ряд теологов, среди которых был Малик ибн Анас (умер в 795, основатель и эпоним религиозно-правовой школы маликитов), отстаивали правомерность антропоморфных описаний в Коране и хадисах, одновременно отказываясь рассуждать об их точном смысле [от их установки - «биля-кайф» (арабский «Не спрашивай как!») - они получили наименование балякифитов].

Реклама

Неоднозначно трактуется в Коране вопрос о свободе воли. В ряде аятов говорится о божественном предопределении всего сущего в мире, однако многочисленны и те стихи, в которых человеку предоставляется свобода выбора и в которых подчёркивается строгое соответствие божественного воздаяния собственным деяниям людей. В Сунне божественное предопределение предстоит как один из основополагающих догматов ислама. Крайней формой детерминизма стал фатализм джабритов, которые признавали Бога единственным подлинным Творцом в мире, включая сферу человеческих деяний. Среди приверженцев этого течения были как лояльные Омейядам богословы (ссылкой на Божие предопределение оправдывавшие их произвол), так и оппозиционные им джахмиты (сторонники Джахма ибн Сафвана).

Джахмиты и вслед за ними мутазилиты, выступавшие решительными противниками антропоморфизма, представляли первые крупные школы калама. Джахмиты и мутазилиты придерживались одинакового взгляда по вопросу о Боге и Его атрибутах (в частности, учили о сотворённости Корана), что порой служит основанием для отождествления обеих школ, хотя мутазилиты занимали диаметрально противоположную позицию в вопросе о свободе воли.

Расцвет мутазилитского калама пришёлся на 1-ю половину 9 века, когда он пользовался государственной поддержкой Аббасидов. Мутазилиты обосновывали гносеологические принципы, которые стали характерными для всего калама и служили причинами нападок на него со стороны догматиков-традиционалистов, особенно захиритов и ханбалитов. Это примат разума над верой; необходимость аллегорического толкования противоречащих разуму священных (богооткровенных) текстов; отрицание некритического следования авторитетам (таклида) и всяких убеждений, принятие которых не предваряется сомнением в их истинности. Мутазилитский рационализм проявлялся и в этике - в учении об автономии моральных ценностей и принципов. «Прекрасное» (добро) и «безобразное» (зло) суть имманентные явлениям характеристики, а не произвольные божественные установления, поэтому разум способен постигать их до Откровения и независимо от него. Однако это не означает, что Откровение излишне - оно призвано помогать человеку, который в случае конфликта между добром и злом часто делает неправильный выбор, вопреки своему разумному суждению. Кроме того, религиозно-культовые предписания (например, о молитве и посте) могут быть познаны только через Откровение. Бог поэтому обязан явить людям пророков, иначе Его милость к ним не была бы полной.

После 10 века в качестве ведущих школ калама, признанных суннитским исламом, утвердились близкие по духу ашаризм и матуридизм, в целом занимавшие срединную позицию между мутазилитами и традиционалистами. Если ашариты находили сторонников, прежде всего, среди представителей шафиитского толка мусульманского права, то матуридизм распространялся преимущественно среди ханафитов. В тесной связи с теологическими темами мутакаллимы разрабатывали вопросы онтологического и натурфилософского характера. Природный мир они осмысливали в категориях субстанции (джаухар) и акциденции (арад), обозначающих соответственно тело (или атом) и его количественно-качественые свойства. Некоторые мутазилиты развивали учение о постоянном обновлении акциденции, которое стало доминирующим на ашаритском этапе развития калама. Из возникновения (худус) акциденций во времени мутакаллимы выводили возникновение всех тел в мире (тело неотделимо от акциденций, а неотделимое от возникшего само есть нечто возникшее), а из возникновения мира - существования «дарителя возникновения» (мухдис), Бога.

В мутазилитском, а потом ашаритском (отчасти и матуридитском) каламе нашла своё продолжение почти забытая на христианском Западе античная атомистическая традиция. Мутакаллимы развивали финитистские концепции материи, движения, пространства и времени, во многом способствовавшие возрождению и развитию атомистики в Европе.

С 12 века начинается сближение калама с фальсафой, прежде всего со школой Ибн Сины, которое было подготовлено аль-Газали, аш-Шахрастани (умер в 1153) и Фахр ад-Дином ар-Рази (умер в 1209) и которое завершилось слиянием этих двух направлений в творчестве аль-Байдави (умер в 1286), аль-Иджи (умер в 1355) и ат-Тафтазани (умер в 1390). Энциклопедические труды последних трёх мыслителей представляли своего рода «суммы», вслед чему данный этап в истории калама характеризуется как систематический калам.

Дальнейшее развитие калама происходило главным образом в форме комментирования трудов классических мутакаллимов раннего и развитого Средневековья. В Новое и Новейшее время калам, прежде всего, мутазилитская его разновидность, вдохновлял в мусульманском мире мыслителей реформаторско-модернистской ориентации.

О шиитском каламе смотри в статье Шиизм.

Лит.: Wolfson Н. А. The philosophy of the Kalam. Camb. (Mass.); L., 1976; ан-Нашшар А. С. Наш’ат ат-тафкир ал-фалсафи фи-л-ислам. 7-е изд. Каир, 1977-1978. Т. 1-3 (на арабском языке); Ibrahim Т., Sagadeev А. Classical Islamic philosophy. Moscow, 1990; Watt W. М. The formative period of Islamic thought. 2nd ed. Oxf., 1998; Ибрагим Т. К. Классическая арабо-мусульманская философия // Ибрагим Т. К., Султанов Ф. М., Юзеев А. Н. Татарская религиозно-философская мысль в общемусульманском контексте. Казань, 2002.

Т. К. Ибрагим.

Связанные статьи