Боярская дума

БОЯРСКАЯ ДУМА, высший совет при русских князьях и царях в 10 - начале 18 века. Термин введён в научный оборот российскими историками 18-19 века. Слова «дума», «совет» (в указанном значении) и производные от них «думать», «советовать», «думец», «советник», а также «думница», «советница» (помещение, где происходило заседание Боярской думы) и др. появились в источниках с 11 века при описании учреждений или событий, которые были связаны с их деятельностью, в том числе в более ранний период (начиная с 10 века).

Боярская думаВ Древнерусском государстве 10 - начала 12 века на совещаниях киевских князей со старшей дружиной, а также с представителями родоплеменной знати («старцы градские») обсуждались междукняжеские и международные отношения, судебно-административное устройство государства (в том числе принятие Русской правды), вопросы о принятии христианства и обеспечении Церкви и тому подобное. На важнейших заседаниях присутствовали церковные иерархи. Состав, прерогативы и функции, периодичность и место созыва таких советов определялись князем-сюзереном, а также традицией в соответствии с обстоятельствами и конкретными целями. Члены советов участвовали в княжеских пирах, придворных церемониях, присутствовали на княжеском суде, при переговорах князей и заключении соглашений между ними. Раздробление Древнерусского государства в 12 - начале 13 века на самостоятельные княжества (а последних на удельные княжества) во главе с представителями различных ветвей династии Рюриковичей, становление в княжествах бояр в качестве господствовавшего сословия укрепили значение Боярской думы. Думы пополнялись лицами из боярской элиты (в том числе тысяцкими), в связи с чем деятельность Дум стала более регулярной.

Реклама

Установление зависимости русских княжеств и земель от Золотой Орды и их ослабление повлияли на судьбу Боярской думы. В Северо-Восточной Руси середины 13 - середины 15 века резкое сокращение численности служилых бояр, погибших в период пандемий и ордынских набегов 13-15 веков (в особенности до 1430-х годов), а также ликвидация к концу 14 века института тысяцких в большинстве княжеств привели к усилению роли князя-сюзерена в определении состава, предмета и порядка занятий Боярской думы. Развитие княжеского хозяйства укрепило в Боярской думе позиции должностных лиц, возглавлявших отдельные его отрасли, или пути, - конюшего, стольника, ловчего и др. Постепенное оформление к концу 14 века аристократической верхушки нетитулованного боярства закрепляло наследственный характер участия её представителей в Боярской думе и в государственном управлении («великие», или «введённые», бояре). На аннексированных Великим княжеством Литовским в конце 13 - начале 15 века русских территориях (преимущественно западных, юго-западных, позднее - центральных) Боярские думы сохранялись только в небольших удельных княжествах, принадлежавших князьям-Рюриковичам. В Новгородской республике и Псковской республике в отсутствие наследственной княжеской власти не сформировались и Боярские думы, известной аналогией им был Совет господ.

Классический облик Боярская дума получила на завершающем этапе образования Русского государства в форме монархии с сословным представительством (середина 15 - середина 16 века). Трансформация Боярской думы стала составной частью кардинальных перемен в общественно-государственном устройстве страны и в то же время - следствием таких перемен. С конца 15 века Боярская дума - постоянно действующий высший совет при государе. Её деятельность осуществлялась в различных формах, функции касались всех сфер управления, она имела обширные прерогативы. Сложилась иерархическая структура Боярской думы, постепенно формировались процедура её пополнения и правила продвижения по карьерной лестнице в Боярской думе, члены Боярской думы обладали фиксированным статусом и материальным обеспечением.

Вплоть до начала 18 века Боярская дума занимала высшую позицию в структурах Государева двора. В середине 16 - последней четверти 17 века «думные чины» составляли особую, наиболее престижную и активную курию земских соборов. Боярская дума была ядром совещаний более узкого состава во главе с монархом по острым военно-политическим, экономическим и другим проблемам («войсковых» соборов 1471, 1550-70-х годов и др.; «церковно-земских» соборов 1580, 1584 и др.; совещаний 1660, 1662, 1663 годов с представителями привилегированного купечества и горожан, и т.п.).

Назначение в Думу («сказывание» думного чина) её членов закрепилось с рубежа 15-16 века, сама процедура фиксируется в источниках с конца 16 века. В Боярскую думу с последней четверти 15 века по назначению входили бояре (высший думный чин), окольничие (следующий по значимости чин), а по должности - дворецкие (руководители центральных ведомств - Большого дворца, позднее Большого дворца приказа и так называемых областных дворцов), обычно имевшие чин боярина или  окольничего, казначеи, постельничие, ловчие и др., со 2-й трети 16 века - кравчие. В 16 веке для пополнения Боярской думы близкими советниками монарха из незнатного дворянства и из числа приказных деятелей были введены чины думных дворян (с 1517 года известны «дети боярские, которые у государя в думе живут», с 1551 - «стряпчий в думе», с 1564 - «дворяне, которые в думе живут») и думных дьяков (с 1532 года известны «великие дьяки», с 1562 - «думные дьяки»). Думный чин со 2-й половины 16 века имел и государев печатник (хранитель царской печати). В 17 веке в Боярскую думу по должности входили также ясельничие, стряпчие с ключом и др. Думные чины получали в первую очередь важнейшие назначения воевод. С 16 века они имели наивысшие нормы «поместных дач» (в том числе подмосковных поместий) и регулярного денежного жалованья. Традиционным было право думцев на судебное соборное разбирательство при уголовных и политических обвинениях, зафиксированное царём Василием Ивановичем Шуйским в тексте крестной грамоты 1606 года и расширенное им за счёт ряда дополнительных гарантий.

В конце 15 века численность Боярской думы не превышала 15-18 человек (с учётом должностных лиц), в правление великого князя московского Василия III Ивановича при незначительном росте числа членов Боярской думы в ней сложились пропорции чинов (преобладали бояре, за исключением периода 1509-1518 годов) и генеалогического состава (от 60 до 90% бояр были из титулованной знати; среди окольничих господствовала нетитулованная знать московских и тверских родов). В середине 16 века Боярская дума резко расширилась, генеалогические пропорции сохранились (при некотором уменьшении доли бояр): в 1560-62 годах в ней состояло более 60 человек. Казни и репрессии знати в годы опричнины и деятельности особого двора царя Ивана IV Васильевича Грозного почти вдвое сократили состав Боярской думы. Вместе с тем в ней резко усилились позиции незнатных думных дворян: в марте 1584 года их было около трети в объединённой думе (образована при слиянии особой дворовой Боярской думы Ивана IV Васильевича и земской Боярской думы, действовавшей в 1565-84 годах на территориях, не включённых царём в состав опричнины), все они получили думные чины в особом дворе или в опричной думе, куда входили фавориты царя в чине бояр или думных дворян. В конце 16 века численность Боярской думы почти восстановилась (около 60 человек в 1598 году), так же, как и её генеалогический состав (титулованных лиц было около 40%, возросла доля старомосковской нетитулованной знати). Представители более 110 фамилий получили в течение 16 века назначения в Боярскую думу, около 50% из них - титулованные лица семи княжеских домов Рюриковичей (князья Оболенские и Черниговские, Ростовские, Рязанские, Суздальские, Стародубские, Тверские, Ярославские), выходцы из некоторых линий смоленских Рюриковичей и четырёх ветвей литовских Гедиминовичей. Представители около 30 княжеских фамилий получали только боярский чин, лица из нетитулованной знати начинали карьеру в Боярской думе с чина окольничего. К концу Смутного времени позиции и авторитет Боярской думы резко ослабли и восстановились лишь в 1620-е годы. Во 2-й половине 17 века численность Боярской думы, в силу разнонаправленных политических факторов, неуклонно росла (59 человек в 1648/49, 79 человек в 1662/63, 108 человек в 1675/76, 180 человек в 1688/89) на фоне опережающего роста числа окольничих, думных дворян и дьяков (в целом в 1670-80-е годы составляли более 60% Думы), значительного «ухудшения» её генеалогического состава (свыше 20 фамилий титулованной и нетитулованной знати получали в 17 веке только боярский чин, в Думу входили ещё около 15 «думских» по традиции фамилий, при этом выдвинулись десятки второ- и третьестепенных в 16 веке фамилий и родов) и нового постепенного общего падения роли Боярской думы в жизни государства и общества при одновременном возрастании роли монарха. Для лиц из новых фамилий (особенно фаворитов) была типичной последовательная карьера от думного дворянина до боярина.

Боярская дума заседала регулярно, обычно во главе с государем (например, от 3 до 5 дней в неделю в середине 17 века). В полном составе заседания Боярской думы происходили заметно реже, чем совещания монарха с более узким кругом приближённых советников - Ближней думой. Повестка заседаний формировалась государем, а также запросами из приказов. Боярская дума не имела канцелярии, отдельные делопроизводства, её решения (а порой и основные точки зрения при обсуждении) записывались дьяками приказов, подавших запрос. На заседаниях Боярской думы её члены совместно с государем принимали «приговоры». Действовали также «думские» комиссии (состояли целиком из числа думцев или возглавлялись членами Боярской думы), думцы возглавляли ряд приказов (к концу 16 века - около 15 приказов, с середины 17 века - более 25). «Думские» комиссии руководили общими и уездными военными смотрами, где происходило «верстание» земельным окладом и денежным окладом служилых дворян, казаков и др. (1552, 1555-56, 1598, 1605-06 и др.); подготавливали с предварительным утверждением устав сторожевой службы (1571 и др.), проекты сооружения засечных черт (со 2-й половины 16 века); формировали полки нового строя (2-я треть 17 века); принимали решения по строительству крепостей. «Думской» комиссией являлась и действовавшая в конце 17 - начале 18 века Расправная палата.

Члены Боярской думы со 2-й половины 15 века присутствовали на суде великого или удельного князя, составляя судебную курию при нём. Но чаще (не позднее 2-й трети 16 века) в качестве высшей судебной инстанции в Москве выступали судные «боярские комиссии», разбиравшие дела в зависимости от административно-территориальной принадлежности «тяжущихся» сторон («бояре, которым которые городы приказаны») или же от юридической квалификации («бояре, которым разбойные дела приказаны»). Думцы участвовали в Стоглавом соборе 1551 года, на котором, помимо собственно текста Стоглава, были утверждены Судебник 1550 (смотри в статье Судебники 15-16 века) и уставная земская грамота. Согласно Судебнику 1550 года (статья 88), Боярская дума в обязательном порядке соучаствовала в процессах законотворчества и кодификации права. Она вместе с церковными соборами приняла уложения 1580, 1584 годов о судьбах церковного землевладения. Особые комиссии во главе с думцами готовили текст Соборного уложения 1649 года, проекты реформ «государевых ратных и земских дел» (1681-82) и тому подобное. Думцы руководили также работами по кодификации права в рамках компетенции руководимых ими центральных ведомств, в результате составлены «судебные», «уставные» и «указные» книги середины 16 - середины 17 века. Члены Боярской думы постоянно участвовали во всех дворцовых церемониях и приёмах. При длительных поездках монарха в 16-17 веках (по монастырям, дворцовым имениям, во время военных походов) часть Боярской думы сопровождала его, а назначенная государем комиссия из членов Боярской думы (до 1569 года нередко во главе с удельным князем из московской ветви Рюриковичей) возглавляла текущее управление и была высшей судебной инстанцией. На заседаниях Боярской думы (порой предшествовавших земским соборам, например, в 1566, 1621, 1653 годах) рассматривались ключевые вопросы войны или мира (перемирия), крупномасштабных военных действий, государевых походов и др. Дипломатические переговоры с иностранными делегациями в Москве, на различных посольских съездах велись комиссиями (с правом заключения предварительных соглашений), состоявшими из членов Боярской думы. Думцы разного статуса возглавляли обычно русские посольства в других государствах. Боярская дума участвовала также в церковных преобразованиях (основание Казанской епархии в 1555 году, учреждение патриаршества и расширение числа кафедр в 1589 году, осуждение и лишение сана патриарха Никона, обсуждение вопросов внутреннего церковного устройства на церковном соборе 1666-67 годов и др.). В Смутное время, после свержения царя Василия Ивановича Шуйского, «семибоярщина», состоявшая из видных представителей Боярской думы, находившихся тогда в Москве, реально (июль - октябрь 1610), а затем и формально (конец октября 1610 - октябрь/ноябрь 1612) являлась высшим институтом государственно-политической власти в стране. «Семибоярщина» 17(27).8.1610 заключила договор о признании русским царём польского королевича Владислава (будущего польского короля Владислава IV).

В период становления самодержавия значение Боярской думы, которая по способу формирования была институтом представительства титулованной и нетитулованной аристократии, падало, её заседания происходили значительно реже, уменьшился численный состав Боярской думы (138 человек в 1696/97, 48 человек в 1713). В 1713 году Боярская дума перестала функционировать (ликвидации Боярской думы способствовало создание в 1711 году Сената). Впоследствии совещательные функции при российских монархах исполняли Верховный тайный совет (1726-30), Кабинет министров 1731-41, Конференция при Высочайшем дворе (1756- 1762), Императорский совет (1762), Непременный совет (1801-10), Государственный совет (1810-1917/18).

Лит.: Ключевский В. О. Боярская дума Древней Руси. 3-е изд. М., 1902; Сергеевич В.[И.] Древности русского права. СПб., 1908. Т. 2: Вече и князь. Советники князя. СПб., 1908; Зимин А. А. Состав Боярской думы в XV- XVI века // Археографический ежегодник за 1957 г. М., 1958; он же. Формирование боярской аристократии в России во второй половине XV- первой трети XVI века. М., 1988; Назаров В. Д. Из истории центральных государственных учреждений России середины XVI в. // История СССР. 1976. № 3; Crummey R. О. Aristocrats and servitors: the boyar elite in Russia, 1613-1689. Princeton, 1983; Павлов А . П. Государев двор и политическая борьба при Борисе Годунове (1584-1605 годы). СПб., 1992; Скрынников Р. Г. Царство террора. СПб., 1992; Российская элита в семнадцатом веке: Думные и церемониальные чины Государева двора, 1613-1713. [Hels.], 2004. Т. 1; Станиславский А. Л. Труды по истории государева двора в России XVI-XVII в. М., 2004.

В. Д. Назаров.

Связанные статьи