Дипломатика

ДИПЛОМАТИКА (от позднелатинского res diplomatica, буквально - дело дипломатическое, т. е. касающееся  дипломов), вспомогательная историческая дисциплина, изучающая акты исторические. Практическая дипломатика (некоторая проверка подлинности актов, необходимость которой вызывалась борьбой за землю и феодальные привилегии) известна в Западной Европе с конца 6 века, на Руси - со 2-й половины 15 века. Научная дипломатика зародилась в Западной Европе в 14-15 веках (сочинения гуманистов Ф. Петрарки, Л. Валлы, У. фон Гуттена, М. Франковица и др.); до 19 века она была тесно связана с практической дипломатикой. В 17 веке научные принципы критики актов были разработаны немецким учёным Г. Конрингом (1672), бельгийским иезуитом Д. Папеброхом (1675) и главным образом французским учёным Ж. Мабильоном (1681). В 1860-70-х годах, изучая грамоты Каролингов, австрийские учёные Т. Зиккель и Ю. фон Фиккер разработали схему членения актового формуляра на «протокол» («начальный протокол»), «текст» («контекст») и «эсхатокол» («конечный протокол»). В «протокол» включались invocatio (формула религиозного посвящения), intitulatio (определение адресанта), inscriptio (обозначение адресата), salutatio (приветствие). В «тексте» различались arenga (exordium, prologus; преамбула), promulgatio (publicatio, praescriptio, notificatio; формула публичного объявления типа «пусть знают все»), narratio (изложение обстоятельств дела), dispositio (распоряжения по существу дела), sanctio (запрет нарушать  грамоту),  corroboratio  (заявление об удостоверении документа подписью, печатью и т. п.). «Эсхатокол» содержал datum (указание места и времени выдачи документа) и apprecatio (благопожелание). В документ входили удостоверительные знаки - subscriptiones (подписи) и sigilla (печати). Схема Зиккеля - Фиккера получила всеобщее признание в европейской дипломатике. Зиккель также показал необходимость использования в дипломатике методов палеографии для идентификации почерков писцов грамот. Фиккер объяснял различия в формуляре актов с тем, что существовали разные «диктаторы» (редакторы), пользовавшиеся услугами одного или нескольких писцов. Различая «Beurkundung» (составление документа) и «Handlung» (устную договорённость, предшествующую документированию), Фиккер допускал, что в дате королевской грамоты могло быть зафиксировано время, когда состоялась договорённость, а не когда был составлен и выдан документ, что позволило снять подозрение в подложности с целого ряда актов, в которых упоминание тех или иных действующих лиц казалось не соответствующим дате документа. В 2005 году немецкий исследователь В. Хушнер показал, что в 10-11 веках графическим оформлением грамот занимались в ряде случаев не низшие чины канцелярии - писцы, а представители высшего духовенства. В немецкой дипломатике обсуждался вопрос о различии между «Urkunden» (грамоты), преобладание которых характерно для раннего Средневековья, и «Akten» (досье, деловые и служебные письма, протоколы и т.п.), которые получили распространение в более позднее время (сам термин - не ранее 15 века). Развитию дипломатики способствовало открытие Ватиканского архива (1881) и создание Папской ватиканской школы. Проблему функции акта как определяющего фактора его бытования сформулировали чешские исследователи З. Фиала и Й. Шебанек.

Реклама

ДипломатикаВ 19-20 веках исследовалось, систематизировалось и издавалось огромное количество актовых источников. Среди публикаций: в Германии и Австрии (Австро-Венгрии) - картулярии крупных монастырей Санкт-Галлена, Фульды и др., византийские акты (1860-90, Вена), грамоты Меровингов (1872; переизданы в 2001), трёх первых Каролингов (1906), германских королей и императоров 10-12 века (в серии «Diplomata», конец 19 - 20 века), венгерские акты (в серии «Monumenta Hungariae Historica. Diplomataria» и др., середина 19 века); во Франции - грамоты Меровингов (19 - начало 20 века; оригиналы изданы факсимильно в 1866 и 1908), картулярии собора Парижской Богоматери (1850), аббатства Клюни (1876-1903) и других духовных корпораций, ордонансы Капетингов, сборники актов Филиппа I (1908) и Филиппа II Августа (1916-43), а также в 20 веке - акты французских Каролингов (от Карла Лысого до Людовика V) и Робертинов (середина 9-10 века), греческие грамоты ряда афонских монастырей (Ж. Руйар, П. Лемерль, А. Гийу и др.); в Польше - акты королевских, епископских, городских канцелярий, документы Тевтонского ордена (с середины 1940-х годов); в Чехии и Словакии - богемские акты 806-1310 («Codex diplomaticus et epistolaris regni Bohemiae», серия начата в 1904-07 Г. Фридрихом, продолжена Й. Шебанеком и С. Душковой, издаётся и поныне; а также серия «Archivum coronae regni Bohemiae», 1920-е годы, В. Грубый) и др.; в Румынии - грамоты Стефана III Великого (т. 1-2, 1912-13, И. Богдан), господарские грамоты 14-17 века с разделением их на молдавские, валашские (собственно румынские) и трансильванские (в трёх сериях под общим названием «Documenta Romaniae Historica», 1965-2003-; документы печатались на языке оригинала, славянские тексты снабжались переводами на румынский язык) и др.

Начиная с 19 века публиковались регесты актовых материалов, среди них - каталоги актов германских королей и императоров, Каролингов, римских пап, грамот Капетингов конца 10 - 14 века, чешских документов за 600-1346 («Regesta diplomatica пес non epistolaria Bohemiae et Moraviae»), венгерских грамот 1387-1410 («Дипломы Сигизмунда») и др.

ДипломатикаСложились центры исследования актового материала и изучения дипломатики как научные дисциплины: во Франции - Школа хартий (1821, Париж), Нормальная школа (там же) и некоторые университеты, Практическая школа высших исследований в Сорбонне, секция дипломатики в созданном в 1937 Институте изучения текстов (занимается фотокопированием и палеографическим исследованием актов с применением новейших технологий); в Австрии - Институт изучения истории Австрии (1854, Вена); в Германии - Институт по изучению Средневековья, издающий «Monumenta Germaniae Historica» (1946, с 1949 - центральная дирекция в Мюнхене), Институт вспомогательных исторических дисциплин (Марбург), университеты и архивные школы в Мюнхене (с 1882), Марбурге (1894-1904 и с 1947) и Берлине (1904-45), Архивный институт (1950, Потсдам), философский факультет Берлинского университета Гумбольдта (с 1961); в Румынии - Институт истории и археологии имени А. Д. Ксенопола в Яссах, Институт истории в Бухаресте; в Италии - несколько кафедр палеографии, занимающихся одновременно и дипломатикой (учреждены в середине 19 века), Школа палеографии и дипломатики (1857, Флоренция), Специальная школа для архивистов и библиотекарей Римского университета и др.; в Ватикане - Григорианский университет и др.; в Испании - Высшая школа дипломатики (1856, с 1900 - в составе факультета философии, словесности и истории Мадридского университета), Испанская академия истории (Мадрид), Институт каталонских исследований (Барселона), Институт астурийских исследований (Овьедо), Институт Фердинанда Католика и университет (Сарагоса); в Великобритании - Оксфорд (первым лектором по дипломатике в 1896 назначен Р. Лейн-Пул), Архивные курсы при Лондонском университете (в 20 веке); в Бельгии - Гентский и Лувенский (Лёвенский) университеты (с 1890); в Швеции - Уппсальский и Лундский университеты; в Чехии и Словакии - Высшая архивная школа в Праге (открыта Г. Фридрихом в 1919; позднее - Государственная архивная школа), университеты Праги, Брно, Оломоуца и Братиславы; в Венгрии - университеты Будапешта и Дебрецена; в Мексике - Панамериканский институт географии и истории.

В России исследуются преимущественно акты 10-17 веков, в меньшей степени - акты 18-19 века. А. А. Введенский связывал зарождение научной дипломатики в России с разоблачением поддельных документов в полемическом сочинении старообрядцев А. и С. Денисовых («Поморские ответы», 1717). Больше оснований видеть начало русской дипломатики в трудах В. Н. Татищева (различал документы по разновидностям, дал определение грамоты, диплома, жалованной грамоты, проводил аналогию между русскими грамотами и латинскими дипломами и патентами) и Г. Ф. Миллера (в 1766 году впервые подробно описал внешние и внутренние особенности важнейших разновидностей русских актов и скреплявших их печатей). В последней четверти 18 века - 1-й трети 19 века акты довольно интенсивно публиковались Н. И. Новиковым, Амвросием (Орнатским), в серии «Собрание государственных грамот и договоров...» и изучались М. М. Щербатовым, В. В. Крестининым, А. Л. Шлёцером, К. Ф. Калайдовичем, митрополитом Евгением (Болховитиновым) и др. В обобщающих работах давался обзор разновидностей русских грамот (С. Г. Саларев, 1819) и излагались основы дипломатики по И. Х. Гаттереру (К. П. Паулович, 1829) и И. Лелевелю (И. Н. Данилович, 1829). Огромное значение для развития русской дипломатики имели во 2-й половине 1830-х - 1880-х годов многотомные актовые публикации Археографической комиссии. В 19 веке изучались преимущественно публичные акты. В конце 19 - начале 20 века усилилось внимание к частным актам, особенно к актам крестьянской и холопской зависимости 16-17 века - порядным грамотам и служилым кабалам. В дореволюционной дипломатике превалировал юридический подход (установление  зафиксированных  в актах норм права), широко практиковалось составление «сводных текстов» грамот по разновидностям. Внешней форме и канцелярскому происхождению актов русские дипломатисты не уделяли должного внимания. Дипломатика  развивалась практически в отрыве от палеографии и сфрагистики, в чём состояло её существенное отличие от европейской дипломатики. Н. Н. Ардашев считал объектом дипломатики все «документы», отличные от повествовательных источников. Н. П. Лихачёв сводил задачи дипломатики к выяснению подлинности актов.

ДипломатикаКачественно новое направление в дипломатике в начале 20 века основал А. С. Лаппо-Данилевский, который предложил вместо статичных «сводных текстов» изучать динамику формуляра грамот определённой разновидности, показав это на примере служилых кабал (1909), и установил зависимость изменения формуляра от места и времени его употребления. Он больше других русских дипломатистов учитывал опыт европейской дипломатики, отдавал предпочтение юридическому методу Ю. фон Фиккера перед палеографическим подходом Т. Зиккеля. Лаппо-Данилевский создал школу исследователей частных актов, которые по-новому разрабатывали методологию дипломатики и расширяли её тематику (в частности, поставив вопрос о начале русского нотариата, 1916). В «Очерке русской дипломатики частных актов» (1920) Лаппо-Данилевский применил в дипломатике категории общего источниковедения: анализ (внешняя и внутренняя критика), синтез и др.

В развитии отечественной дипломатики в 1917-41 годах значительную роль сыграли ученики Лаппо-Данилевского, было продолжено изучение актов холопской зависимости (полных грамот) и поставлен вопрос о начале русского частного акта (С. Н. Валк), намечены пути исследования истории складывания частных канцелярий и архивов в 16-18 веках (А. А. Введенский о делопроизводстве у Строгановых), подвергнут тщательному дипломатическому и палеографическому анализу ряд сомнительных и подложных актов (А. И. Андреев, Н. С. Чаев и др.). Наряду с этим в научный оборот вводился большой массив поземельных частных актов, жалованных и послушных грамот, хотя они изучались не столько с точки зрения дипломатики, сколько как источник по истории социально-экономических отношений и генеалогии служилого сословия (С. Б. Веселовский, И. И. Полосин, И. И. Смирнов). А. И. Яковлев впервые в отечественной историографии произвёл классификацию и составил список кабальных и записных книг старых крепостей - важнейших сборников актов на холопов (1938). Новой тенденцией в русской дипломатике стало начатое некоторыми учёными исследование политических причин и обстоятельств создания публично-правовых актов (А. Е. Пресняков, И. И. Смирнов, П. П. Смирнов, Б. А. Романов, Г. Е. Кочин).

В середине - 2-й половине 20 века осуществлены многочисленные публикации актового материала. В некоторых из них применялись правила дипломатической передачи текста, к документам давался историко-географический и генеалогический комментарий. Важнейшее значение для развития отечественной дипломатики имела монография Л. В. Черепнина «Русские феодальные архивы XIV-XV  вв.»  (ч.  1-2,  1948-51).  Черепнин решительно отошёл от формально-юридической методологии русской дореволюционной дипломатики, анализируя прежде всего движение и развитие формуляра. Он сочетал формулярный анализ грамот с палеографическим анализом.

Отечественные дипломатисты изучали новгородские договорные и жалованные грамоты, формуляры духовных грамот великих князей московских 14 - начала 16 века, духовные и договорные грамоты великих и удельных князей, жалованные грамоты 14-17 века, уставные наместничьи, губные и земские грамоты, судные списки, грамоты Земских соборов, церковные уставы и уставные грамоты епископий, русские внешнеполитические акты, ярлыки ханские. В сфере дипломатики частных актов традиционно сохранялся интерес к служилым кабалам, порядным и ссудным записям. Исследовались жилые записи, новгородские частные акты 12-15 века, частные акты и записные книги 18 века, уставные грамоты периода крестьянской реформы 1861, кабальные книги, монастырские копийные книги, вводились в научный оборот описи монастырских архивов 16-19 века, составлялись перечни грамот - по разновидностям, по фондообразователям, по географическому признаку. Значительный вклад в разработку различных проблем  отечественной  дипломатики  внесли  А. П. Григорьев, А. А. Зимин,  В. Б.  Кобрин, В. А. Кучкин, В. Д. Назаров, Н. Е. Носов, В. М. Панеях, В. Т. Пашуто, Н. Н. Покровский, Б. Н. Флоря, А. Л. Хорошкевич, Я. Н. Щапов, В. Л. Янин и др.

Обобщающие и обзорные труды по отечественной дипломатике принадлежат А. А. Введенскому (1963), А. И. Копаневу (1968) и С. М. Каштанову (1970, 1988), который наметил общую схему классификации русских актов, разделив их на 6 групп, каждая из которых представлена отдельными видами и разновидностями, а также предложил различать в понятии «формуляр» схемы построения документов 4 типов: условный формуляр - наиболее общая схема построения документов в целом, абстрактный («сводный текст») - документов определённой разновидности, групповой - небольших групп документов внутри разновидности, индивидуальный - отдельно взятого текста.

Дипломатика  не может игнорировать ни одну из 4 характеристик акта (внешняя и внутренняя форма, внешнее и внутренняя содержание), при этом первой и второй она должна заниматься целиком и полностью, а третьей и четвёртой - постольку, поскольку это необходимо для установления подлинности и достоверности акта, его происхождения и тенденций развития формуляра. Однако некоторые исследователи высказывали другие точки зрения. По мнению Л. Е. Шепелева, дипломатика - наука, которая занимается только формой источника, а, по мнению В. В. Фарсобина, дипломатика - наука исключительно формулярного анализа, применимого ко всем видам источников и выявляющего в них типичные «общие места» (стереотипы), а не индивидуальные частности, которые изучает текстология.

В конце 19 - начала 20 века курсы дипломатики читались в Московском (Н. Н. Ардашев) и Санкт-Петербургском (Н. П. Лихачёв) археологических институтах. С конца 1930-х годов началось преподавание дипломатики в Московском государственном историко-архивном институте (ныне Историко-архивный институт в составе РГГУ), в 1950-х годах - в Киевском университете; в 1972-75 она преподавалась в Московском областном педагогическом институте имени Н. К. Крупской.

В 1968 году по инициативе И. Шебанека в Брно (Чехословакия) проведён 1-й Международный конгресс по дипломатике, в дальнейшем они проходили регулярно (однако с разной периодичностью), каждый имел свою тематику; последний, 11-й, конгресс состоялся в 2003 в Труа (Франция). Также по инициативе Шебанека образована Международная комиссия по дипломатике (Commission Internationale de Diplomatique), получившая своё официальное оформление на 13-м Международном конгрессе исторических наук в Москве (1970).

Лит.: Sickel Th.v. Beiträge zur Diplomatik. W., 1861-1896. [Tl] 1-10; idem. Acta regum et imperatorum Karolinorum digesta et enarrata. W., 1867. Bd 1-2; Ficker J. Beiträge zur Urkundenlehre. Innsbruck, 1877-1878. Bd 1-2; Лихачев Н. П. Дипломатика. СПб., 1901: Ардашев Η. H. Дипломатика. М., 1908 (литогр.); Лаппо-Данилевский А. С. Очерк рус­ской дипломатики частных актов. П., 1920: Dӧlger F. Regesten der Kaiserurkunden des ostrӧmischen Reiches von 565 bis 1453. Münch., 1924-1965. Tl 1-5; idem. Byzantinische Dip­lomatik. Ettal, 1956; Giry A. Manuel de dip­lomatique. 2 éd. P., 1925; Szentpétery I. Ma­gyar oklevéltan. Bdpst, 1930; Stanojević St. Studije о srpskoj diplomatici. [Beograd], 1934; Modica M. Diplomatica. Mil., 1942; Bonenfant P. Cours de diplomatique. 2 éd. Liège, 1948; Boüard A.de. Manuel de diplomatique française et pontificale. 2 éd. P., 1949-1953. [Vol.] 1-2; Floriano A. C. Diplomаtica española del período astur. Oviedo, 1949-1951. [Vol.] 1-2; Maleczyński K. Zarys dyplomatyki polskiej wieków średnich. Wroclaw, 1951. [Т.] 1; Meisner H. O. Urkundenund Aktenlehre der Neuzeit. 2. Aufl. Lpz., 1952; Reychman J., Zajqczkowski A. Zarys dyplomatyki osmańsko-tureckiej. Warsz., 1955; Guboglu M. Paleografia şi diplomatica turco-osmană. Buc., 1958; ŠebАnek J., PražАk J., DuškovА S. Studie k české diplomatice doby přemyslovské. Praha, 1959; Chhabra B. Ch. Diplomatic of sanskrit copper-plate grants. Dehli, 1961; Tessier G. Diplomatique royale française. P., 1962; Введенский А. А. Лекции по документальному источниковедению истории СССР (Дипломатика). Κ., 1963; Bresslau Н. Handbuch der Urkundenlehre für Deutschland und Italien. 4. Aufl. B., 1968-1969. Bd 1-2; Döl­ger F., Karagiannopoulos J. Byzantinische Ur­kundenlehre. Münch., 1968. Bd 1: Abschnitt. Die Kaiserurkunden; Каштанов С. М. Очер­ки русской дипломатики. М., 1970; он же. Русская дипломатика. М., 1988; Classen Р. Kaiserreskript und Königsurkunde. Diplomatische Studien zum Problem der Kontinuität zwischen Altertum und Mittelalter. Thessalonike, 1977; Monterde Albiac C. Collección diplomАtica del Monasterio de Fitero (1140- 1210). Zaragoza, 1978; Григорьев А. П. Мон­гольская дипломатика XIII-XV вв. (Чингизидские жалованные грамоты). Л., 1978; он же. Сборник ханских ярлыков русским митрополитам. СПб., 2004; Усманов М. А. Жа­лованные акты Джучиева улуса XIV-XVI вв. Казань, 1979; ŠebАnek DuškovА S. Výbor studií k českému diplomatАři. Brno, 1981; Monumenta Germaniae Historica. Gesamtverzeichnis.   [Münch.,    1986]; Медведев   И. П. Очерки византийской дипломатики (Частно­правовой акт). Л., 1988; Славева Л., Мошин В. Српски грамоти од душаново време. Прилеп, 1988; Bautier R. Н. Chartes, sceaux et chancelleries. Études de diplomatique et de sigillographie médiévales. P., 1990. Vol. 1-2; Guyotjeannin O., Pycke J., Tock B.-M. Dip­lomatique médiévale. Brépols, 1993; Rabikauskas P. Diplomatica pontificia. Praelectionum lineamenta. 5 ed. Romae, 1994; Русский дипломатарий. М., 1997-2004-. Вып. 1-10-; Vocabulaire international de la diplomatique. 2 ed. València, 1997; Prevenier W. La com­mission Internationale de diplomatique 1965-2000. P., 2000.  

С. М.  Каштанов.

Связанные статьи