Внимание

ВНИМАНИЕ, направленность и сосредоточенность психической деятельности. Первоначально понятие «внимание» использовалось в философии и психологии для обозначения субъективного состояния сосредоточенности, как синоним ясного сознания. В 20 веке оно стало распространяться на все процессы (в том числе неосознаваемые), которые обеспечивают отбор релевантных задаче сведений, подавляют отвлекающую информацию и поддерживают усилия по выполнению действия, не давая отвлекаться от избранной цели. С этой точки зрения, внимание - это структура, координирующая процессы достижения цели. По отношению к элементам действия (оперативно-технический уровень психической регуляции) внимание выполняет ту же роль стимуляции и контроля, которую по отношению к деятельности (стратегический уровень психической регуляции) выполняют мотивация, воля и совесть.

Среди критериев внимания, позволяющих установить его включённость в решение задачи, выделяют субъективные (ясность и отчётливость того, что находится в фокусе внимания), внешнедвигательные (поза, мимика, движения глаз, задержки дыхания) и продуктивные (меньшее количество допускаемых ошибок, лучшее запоминание). Внимание характеризует набор таких взаимосвязанных свойств, как направленность, концентрация (объём и степень внимания), глубина, переключаемость и устойчивость, распределение (между несколькими объектами или решаемыми задачами), временной объём (максимальный период времени, в течение которого внимание может поддерживаться непрерывно).

Реклама

К Э. Б. Титченеру восходит представление о том, что внимание развивается от непроизвольного к произвольному, которое затем может принять форму «послепроизвольного» внимания. Непроизвольное внимание привлекается независимо от целей и намерений человека и поддерживается без специальных усилий. Оно может быть вынужденным (инстинктивно привлекаемым движущимися, яркими, резкими, неожиданными стимулами), невольным (объекты такого внимания связаны обычно с актуальными потребностями человека или же привлекают его случайно) и привычным (такое внимание связано с прошлым опытом человека, его навыками: например, врач замечает на лице собеседника симптомы заболевания). Произвольное внимание связано с постановкой цели или намерением не отвлекаться; видом произвольного внимания считают выжидательное внимание, или бдительность. П. Я. Гальперин описал произвольное внимание при формировании умственных действий как функцию внутреннего контроля за соответствием психической активности поставленной цели. Хотя обычно внимание улучшает выполнение действий, на которые оно обращено, произвольное внимание может разрушать автоматизированные навыки. «Послепроизвольное» внимание, возникающее в ситуации, когда после периода обучения средства выполнения действия оказываются полностью освоенными, подобно вождению автомобиля, а сама деятельность продолжает захватывать человека, характеризуется длительной, глубокой, не требующей усилий сосредоточенностью («состояние потока», когда субъект забывает о себе, о времени и т.п.).

Внимание в истории философии, психологии и физиологии. В качестве особого феномена внимание было рассмотрено Р. Декартом, считавшим его основой избирательного восприятия и, наряду с аффектами, одним из способов взаимодействия души и тела. Механизмом внимания Декарт считал движения органов чувств и гипотетические внутренние движения шишковидной железы в направлении предмета, заинтересовавшего человека. Развитое Г. В. Лейбницем понимание апперцепции как способности к отчётливому и детальному осознанию лежит в основе трактовки внимания в интроспективной психологии как состояния ясного сознания. Так, в двухуровневой модели психики внимания Вундта акт апперцепции переводит содержание психики с уровня неясного сознания в поле внимания, что ведёт к усилению чувственных впечатлений и их синтезу в целостном образе. В лаборатории Вундта проводились измерения времени апперцепции. Оно составило около 0,3 с, что примерно совпадает с современными оценками времени, необходимого для подготовки к восприятию стимула.

В вюрцбургской школе место внимания как универсального объяснительного принципа заняла установка на решение задачи. Представители гештальтпсихологии считали внимание избыточным понятием, сводя его к законам организации восприятия. В бихевиоризме предметом анализа стали лишь внешние проявления внимания, наблюдаемые, в том числе у животных (напряжённая поза и мимика, фиксационные движения глаз, задержка дыхания).

Г. Гельмгольц в рамках физиологической линии анализа внимания показал, что сдвиги зрительного внимания не идентичны движениям глаз: возможна настройка на внимательное восприятие объектов, находящихся на периферии поля зрения. И. М. Сеченов открыл механизм центрального торможения, позволяющий высшим уровням мозга контролировать и в случае необходимости сдерживать развёртывание лежащих в основе непроизвольного внимания низкоуровневых процессов. И. П. Павлов описал комплекс непроизвольных физиологических изменений, сопровождающих появление неожиданного стимула, назвав его рефлексом «Что такое?». Изучение реакции организма на новизну и угасание этой реакции по мере повторных предъявлений стимула позволило выявить зависимость работы коры мозга от воздействия ретикулярной формации - одной из древнейших мозговых структур, обеспечивающей общий уровень активации мозга, необходимый для поддержания внимания.

Внимание в современной психологии и когнитивной науке. Среди метафор, определяющих понимание внимания в современной науке, центральное место занимает сравнение познавательных процессов с процессами переработки информации в универсальном вычислительном устройстве, возникшее в рамках кибернетики и когнитивной психологии. Д. Бродбент сравнивал функционирование внимания (в особенности слухового) с работой фильтра, отбирающего необходимую информацию по сенсорным признакам (пространственное положение, интенсивность и тембр звуков) для последующей обработки в оперативной памяти. Дальнейшие эксперименты показали, что неосознаваемый отбор информации может осуществляться и по смысловым признакам. В связи с метафорой фильтра возник вопрос о принципе работы внимания: отсекает ли оно ненужную информацию полностью или только ослабляет её, либо, напротив, усиливает нужную часть информации.

В области зрительного восприятия популярны сравнения внимания с лучом света, освещающим определённые части зрительного поля или находящиеся в нём объекты (эта метафора не учитывает возможностей настройки внимания на семантичные признаки). При этом ставятся вопросы о размере освещённого участка, равномерности освещения (возможно, освещение более интенсивно в центре и ослабевает по краям), скорости перемещения луча и тому подобное.

В концепции Д. Канемана внимание сравнивается с энергией, «умственным усилием», ограниченным объёмом ресурсов обработки информации и стратегиями распределения этих ресурсов между различными функциональными системами мозга (метафора электросети, распределяющей доступные мощности между разными устройствами или задачами). Результаты исследований свидетельствуют о множественности центральных ресурсов обработки информации и их возможном распределении между механизмами левого и правого полушарий коры головного мозга в соответствии с межполушарной асимметрией «вербальных» и «невербальных» процессов.

Анализ внимания в рамках нейропсихологии показал, что в обращении внимание на некоторый объект, перемещении его от одного объекта к другому и освобождении внимания от прежнего объекта задействованы соответственно таламус, структуры среднего мозга (верхние бугры четверохолмия) и теменная кора правого полушария. Составление же программы действия, выбор объектов внимания и поддержание этого выбора, т. е. произвольное управление собственным вниманием, связывают с работой лобных долей коры головного мозга.

А. Р. Лурия описал три «функциональных блока» мозговых механизмов, связанных соответственно с энергетическим обеспечением деятельности, решением познавательных задач и контролем выполнения действий. Опираясь на данные мозгового картирования, американский психолог М. Познер выдвинул предположение о существовании трёх функциональных систем внимания: возбуждения/бдительности, ориентировки и исполнительного контроля. Последняя система необходима для разрешения конфликтных ситуаций, преодоления влияния более сильных раздражителей и привычных схем развёртывания активности.

Нейрофизиологические исследования выявили эффекты влияния внимания на активность нейронов, расположенных в различных областях мозга, от наиболее ранних этапов кортикальной обработки зрительной и слуховой информации до передних отделов поясной извилины и префронтальной коры. Так, некоторые из нейронов передних отделов височных долей чувствительны к направлению линии взора собеседника, реализуя, т.о., функцию внимания к вниманию партнёра.

Прикладные аспекты исследований внимания. Внимание играет центральную роль в психосоциальном развитии ребёнка. Становление произвольного внимания объясняют речевым самоконтролем (А. Р. Лурия), воспитанием волевых качеств личности (Н.Ф. Добрынин), привычкой к труду (Т. Рибо). Согласно идее Л. С. Выготского о социализации внимания ребёнка, внимание может быть распределено между двумя и более людьми, если они участвуют в выполнении одного и того же действия. Эффекты «совместного внимания» начинают наблюдаться уже во 2-й половине 1-го года жизни ребёнка. Их задержка или отсутствие служит ранним симптомом аутизма. Произвольный контроль и совместное внимание в детском возрасте связаны со способностью ждать, развитием индивидуальной теории психики и совести, а в подростковом возрасте уменьшают вероятность отклоняющегося поведения.

Среди нарушений внимания в детстве выделяют, прежде всего «синдром дефицита внимания и гиперактивности», связанный с высоким уровнем активации, нестабильностью ориентировки и ослабленным контролем. Для дефицита внимания в старческом возрасте также характерны нарушения внимания в рамках системы возбуждения/бдительности, но уже по типу гипоактивности. Шизофрения сопровождается нарушениями исполнительного контроля, близкие симптомы можно наблюдать у пациентов с поражениями префронтальных структур коры (лобный, или экзекутивный, синдром). При локальных поражениях коры одного из полушарий может возникнуть эффект невнимания к информации из противоположной области пространства (синдром одностороннего игнорирования). Отражая многообразие форм и механизмов внимания, каждое из этих нарушений требует своих способов лечения и программ реабилитации.

В психологии труда, педагогике и медицине видное место занимает обсуждение ошибок, связанных с невниманием и рассеянностью: профессорской, студенческой, старческой и так далее. Исследования внимания имеют важное значение для оптимизации взаимодействия человека с техногенным окружением и создания систем, внимательных к вниманию человека. К числу изучаемых феноменов относятся «слепота невнимания» и «слепота к изменениям», когда, например, водитель автомобиля может смотреть на перебегающего дорогу пешехода или на красный цвет светофора и ничего при этом не видеть. Естественная для человека способность настраиваться на характеристики одного из нескольких одновременно звучащих речевых сообщений («эффект вечеринки») пока менее доступна техническим устройствам переработки речи. В автомобильной и авиационной промышленности разрабатываются системы адаптивной поддержки водителей и пилотов, учитывающие текущие параметры их внимание

Лит.: Лурия А. Р. Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга. 2-е изд. М., 1969; Kahneman D. Attention and effort. Englewood Hill, 1973; Гальперин П. Я., Кабыльницкая С. Л. Экспериментальное формирование внимания. М., 1974; Найссер У. Познание и реальность. М., 1981; Дормашев Ю. Б., Романов В. Я. Психология внимания. М., 1995; Baron-Соhen S. Mindblindness: An essay on autism and theory of mind. Camb., 1995; Pashler Н. Psychology of attention. Camb., 1998; Психология внимания. Хрестоматия. М., 2001; The limits of attention / Ed. К. Shapiro. Oxf., 2001; Cognitive neuroscience of attention / Ed. М. Posner. N. Y., 2004; Neurobiology of attention / Ed. L. Itti, G. Rees. Amst., 2005; Величковский Б. М. Когнитивная наука: Основы психологии познания. М., 2006; Чиксентмихайи М. Поток: Психология оптимального переживания. М., 2006.

Б. М. Величковский, М. В. Фаликман.

Связанные статьи