Востоковедение (ориенталистика)

ВОСТОКОВЕДЕНИЕ (ориенталистика), совокупность комплексных научных дисциплин, изучающих страны и народы Азии и Северной Африки: их историю, языки, литературу, искусство, религии, философию, социальную структуру, быт, экономику. Иногда в востоковедение включают также африканистику, однако в последнее время эта дисциплина приобретает самостоятельный характер.

Зарождение востоковедения. Понятие «Восток» для обозначения неевропейских народов Евразии появилось в Древней Греции и носило с самого начала негативный оттенок, являясь синонимом деспотизма, всеобщего рабства и угнетения. В средние века отчуждение Запада (Западной Европы) от Востока усугубилось религиозными различиями и стало восприниматься как противостояние христианства и ислама. К началу Нового времени Запад вырвался вперёд в своём социально-экономическом развитии, а затем начал подчинять себе экономически и политически неевропейские, в том числе восточные народы. Возник колониализм, который добавил к прежним противоречиям новые: на Западе Восток стал трактоваться как отсталый, косный, нуждающийся в цивилизующем влиянии; сам же Восток стал вести счёт «историческим обидам», нанесённым ему Западом. Все эти факторы, осознание «инаковости» Востока давно вызывали в Европе интерес к нему, ещё до возникновения востоковедения как науки. В средние века загадочность Востока порождала его мифологизацию, сказочные сюжеты, противоречивые, нередко фантастические представления о его несметных богатствах. Первенство в изучении культур стран Востока принадлежит паломникам и миссионерам. Преодолевая огромные трудности, они отправились в Индию, Китай, Японию и другие страны, осели там, попытались обратить местное население в христианство, для чего им потребовалось изучать местные языки. Миссионеры создали первые словари и грамматики тамили, малаялам, телугу, китайского и японского языков, изучали и описывали местные обычаи (чтобы обеспечить успех своей деятельности) и познакомили с ними европейских читателей.

С началом проникновения на Восток европейских колонизаторов появились сочинения купцов и путешественников, сделавшие представления о нём более достоверными и рациональными. Наибольшее количество европейских путешественников в 17-18 века отправлялось в Индию. Мусульманский мир был в то время для них закрыт, дальневосточные государства (Китай, Корея, Япония) ограничили или запретили въезд иностранцев в свои страны. Путешественники, видевшие страны Востока «своими глазами», способствовали тому, что ещё до научного изучения создались стойкие, не преодолённые по сей день стереотипы об извечной неподвижности Востока, о господстве там деспотизма и фанатизма или же, напротив, о его исключительной «духовности», противостоящей «материалистичности» Запада. В 16-17 веках в Европе зародилось востоковедение как отдельная отрасль знания. Но на первых этапах своего развития востоковедение, вследствие ряда особенностей, оказывало слабое влияние на сложившиеся стереотипы и даже способствовало их закреплению. Эти стереотипы вырабатывались в европейском сознании не столько для понимания особенностей Востока, сколько для их использования в идеологической борьбе в самой Европе. Так, в 18 веке получили хождение два подхода к Востоку - критический и апологетический. Критическое направление (Ш. Л. Монтескьё и др.) использовало некоторые стереотипы (деспотизм, «дух рабства») для борьбы с абсолютизмом. Апологетическое (Вольтер, Ф. Кенэ и др.) пыталось найти на Востоке модель разумной организации общества и государства (высокая мораль, господство учёных, высокая степень социальной мобильности). При этом примером  восточного деспотизма служила обычно достаточно известная Индия, а примером рациональной организации общества - почти неизвестный Китай.

В историософской системе Г. В. Ф. Гегеля отсталый и неподвижный Восток служил отправной точкой стадиального развития человечества от «всеобщего рабства» к всеобщей свободе, которой достигла только Западная Европа. В сочинениях классиков европейской политэкономии Восток также рассматривался как наиболее ранний, примитивный этап в развитии мировой экономики (А. Смит, Р. Джонс). К. Маркс вырабатывал свою стадиальную теорию исторического развития под сильным влиянием Гегеля и английских политэкономов. Для него Восток стал первичной формацией, «азиатским способом производства». Целью всех этих сочинений было не выяснение специфики  восточных обществ, а решение теоретических проблем, волновавших европейскую науку, в частности проблемы предыстории европейской цивилизации.

Формирование востоковедения как науки. Собственно востоковедение возникло как побочный продукт и инструмент колониального проникновения на Восток и получило, прежде всего, языковедческую направленность. Расширение и изменение характера колониализма в конце 18- 19 века (переход ряда европейских держав к территориальным захватам, установление колониальных систем управления, а затем необходимость продвижения своих товаров на рынки неевропейских стран) потребовали серьёзного изучения экономической и политической географии, традиционных  восточных политических институтов, этнографии, местных систем права, аграрных отношений, религий и тому подобное, а также широкого преподавания  восточных языков. Особый интерес к Востоку и  восточным древностям возник во время и после наполеоновских походов в Египет и на  восточное побережье Средиземного моря. Одним из существенных стимулов к изучению индийских языков, древних текстов, философии послужило доказательство в 19 веке родственности санскрита и современных северо-индийских языков с европейскими языками. Сформировалась индоевропеистика как направление науки, которое имело прямое отношение к проблеме происхождения европейских народов. Английские, французские и немецкие учёные через древние  восточные тексты пытались осознать глубокое прошлое своих народов, что придавало дополнительную актуальность их исследованиям. Связь с колониальной политикой и практическими интересами метрополий не ограничивалась получением учёными конкретных заказов от правительств или колониальных администраций. Важнее то, что долговременные контакты больших групп населения метрополий с колониями обеспечивали значительный общественный интерес к  восточным странам и приток финансовых средств для исследований. Значителен вклад в становление востоковедения колониальных чиновников. В Англии наибольшее развитие получила индология, в Голландии - изучение Юго-Восточной Азии, прежде всего Индонезии (которая носила официальное название Нидерландская Ост-Индия), во Франции - исламоведение. Германское востоковедение внесло значительный вклад в санскритологию и индоевропеистику, что было связано с общественным интересом к историческим истокам «арийской культуры». Российское востоковедение было ориентировано на изучение истории и культуры азиатских народов, входивших в состав Российской империи или обитавших в сопредельных странах.

Востоковедение,  выросшее из практических потребностей миссионеров, торговцев и администраторов, не потеряло прикладного характера до сих пор. Но уже два века оно развивается именно как наука, следуя логике исследовательской работы и выходя за пределы практических задач. Востоковедение  не только откликалось на «социальный заказ», но и пользовалось возможностями, появившимися в период господства европейцев в странах Азии. В Европу было вывезено большое количество исторических, философских, религиозных, естественнонаучных, художественных памятников письменности (рукописей и ксилографов). Их изучение стало самостоятельным объектом исследования европейских учёных, не связанным с практическими задачами управления завоёванными странами или покорения стран, оставшихся независимыми. Среди европейских востоковедов было много исследователей, увлечённых  восточными культурами, ставивших целью выявление общечеловеческого значения этих культур, критически относившихся к колониальной политике. Европейское востоковедение выполняло функцию сохранения культурного наследия азиатских народов и делало его всеобщим достоянием.

В 19 веке многие отрасли, составлявшие комплекс востоковедения, получили самостоятельное развитие, вытекающее из логики эволюции научного знания. Так возникли египтология, ассириология, семитология, санскритология. Исследования Древнего Востока стали престижными, одним из показателей общего культурного уровня страны. Изучение живых  восточных культур (арабистика, иранистика, тюркология, индология, китаистика, монголоведение, японистика и т.п.) также приобретало всё более научный, не связанный непосредственно с политикой характер. Постепенно расширялся круг исследований, охватываемых понятием «востоковедение». Первоначально основой востоковедения было описание, издание, перевод и комментирование текстов. Однако оно никогда не могло замкнуться на чисто филологических проблемах, поскольку для работы с текстами учёный должен изучить, помимо языка, историю данной страны, особенности её культуры, религии, эстетических взглядов и т.п. Это обстоятельство обеспечивает определённое единство востоковедения, несмотря на то, что в 20 веке оно в значительной степени дифференцировалось. От единого филологического ствола отпочковались история (политическая, экономическая, социальная, культурная), языкознание, литературоведение, религиоведение, этнография (или этнология), искусствознание. В последние десятилетия в комплексе востоковедения появились экономика и изучение международных отношений (или геополитика) стран Востока. Но и эти направления, тесно связанные с экономикой и международными отношениями на глобальном уровне, могут давать значимые результаты только при учёте востоковедами-экономистами и политологами цивилизационных особенностей (исторического опыта и культуры) изучаемых стран.

Будучи изначально европейской наукой о Востоке, востоковедение на всём протяжении своего развития характеризуется европоцентризмом. Восточное языкознание долгое время развивалось, используя термины и шаблоны, выработанные на базе европейских языков. Специфические философские системы Индии и Китая в переводах памятников и при их интерпретации представали в терминах, присущих европейской философской культуре. То же можно сказать об изучении  восточного искусства и религий.

Современное востоковедение. В современной науке слово «ориентализм» нередко приобретает негативный оттенок. Им обозначают европоцентричный взгляд на Восток, при котором любые проявления специфики рассматриваются как недоразвитость или «исключение из правила», а феномены истории и современности изучаются под углом зрения интересов развитых стран, хотя очевидно, что со 2-й половины 19 века всё больший вклад в изучение Востока начинают вносить уроженцы самого этого региона. В настоящее время их значительно больше, чем востоковедов из стран Европы и Америки. Для них предмет их занятий не является востоковедением в традиционном европейском понимании. Поэтому регулярно происходящие с 1873 года Международные конгрессы востоковедов с 1986 года переименованы в Международные конгрессы азиатских и североафриканских исследований (37-й конгресс состоялся в 2004 году в Москве).

Превращение востоковедения из европейского во всемирную науку не только расширяет её возможности, но и сопровождается возникновением отрицательных явлений. На смену европоцентризму зачастую приходит «востокоцентризм», возвеличивание всего индийского, китайского, японского и так далее, попытки доказать извечную передовую роль Востока в мировой истории, приписывание народам Востока всех достижений человечества, восхваление  восточного менталитета и образа жизни. У представителей азиатской интеллигенции нередко на первый план выступает не знание родной культуры, а осознание её превосходства. Это подрывает научную объективность и препятствует культурному общению. Такие же двойственные последствия для изучения культуры стран Востока имел подъём национально-освободительного движения в 20 веке, который, с одной стороны, придал мощный стимул востоковедческим исследованиям во всём мире, а с другой - привёл к гипертрофии изучения проблематики, связанной с национальными и социальными конфликтами и противоречиями. Негативно влияет на развитие востоковедения его значительная политизированность. Это обстоятельство тесно связано с указанной дихотомией европоцентризм - востокоцентризм, но выступает и как самостоятельный фактор, снижающий научную ценность востоковедческих работ. Конкретно это выражается в том, что британские учёные, например, склонны максимально оправдывать британскую колониальную политику, а индийские, китайские и другие учёные склонны винить колонизаторов во всём негативном, что происходило в колониальных и зависимых странах и что происходит в ныне независимых государствах.

Процесс глобализации вновь ставит вопрос о том, что без знания традиций и современных процессов в странах Востока развитые государства не могут обеспечить сохранения своего статуса. Возникла концепция «столкновения цивилизаций». Этим словосочетанием некоторые западные политологи стали обозначать современную геополитическую ситуацию. Подобная формулировка подвергается, однако, сомнению и основательной критике со стороны части научного сообщества, осознающего необходимость достижения взаимопонимания между представителями разных культур. Современные учёные Европы и Америки гораздо глубже, чем прежде, вникают в специфические  восточные реалии, пытаются исследовать  восточные культуры в местных терминах, избавиться от европоцентристских взглядов.

Развитие востоковедческих исследований в России. Российское востоковедение стало развиваться в 19 веке в связи с необходимостью решения практических задач по управлению присоединёнными территориями, а также по выстраиванию отношений с южными соседями, и играло ту же роль в стимулировании востоковедческих исследований, что и в Западной Европе на ранней стадии колониализма. Но вместе с тем востоковедение в России испытало влияние западноевропейского востоковедения, уже развившего интерес к более полному пониманию неевропейских культур. Характерная черта отечественного востоковедения - отсутствие высокомерного, уничижительного взгляда на Восток и каких-либо расистских или этноконфессиональных предрассудков. В России в 19 - начале 20 века наибольших успехов достигли тюркология, арабистика, иранистика. Заметное развитие получило изучение Древнего Востока, особенно египтология. Индология была представлена в основном санскритологией и буддологией. Огромен вклад отечественных востоковедов в области научных комментированных переводов литературных и религиозно-философских текстов. Исследования в области истории Южной и Юго-Восточной Азии находились на начальном этапе развития. В китаеведении преобладало языковедческое, культурологическое и религиоведческое направления, приоритетными являлись проблемы буддизма. Исследование некоторых стран Востока ещё не обрело собственной традиции. Недооценка значения изучения Японии послужила одной из причин поражения России в русско-японской войне 1904-05 годов.

В советский период в отечественном востоковедении произошли кардинальные перемены, связанные с изменением идеологии государства. В соответствии с марксистскими представлениями о современной мировой истории как о глобальной борьбе капитализма и социализма, исход которой предрешён в пользу последнего, значительно расширился территориальный охват исследований. Положительную роль в развитии отечественного востоковедения сыграло создание в 1921 году Всероссийской научной ассоциации востоковедения и в 1930 году - Института востоковедения Академии Наук СССР. Помимо тех отраслей востоковедения, которые были развиты до революции, появились научные школы в области индологии, началось изучение истории стран Юго-Восточной Азии, Японии. Особенно значительный размах получило китаеведение, что было связано с китайской революцией, политическими успехами китайских коммунистов и необходимостью для советского правительства (и Коминтерна) разбираться в китайских реалиях. Расширилась и проблематика востоковедения. Убеждённость в том, что в скором времени предстоит «строить социализм» во всех странах и что в этом строительстве ведущую роль будут играть советские специалисты, обеспечила значительное финансирование изучения всё большего числа  восточных языков, экономики, аграрных отношений и ряда других проблем. Марксистский историософский подход нацеливал исследователей на изучение в первую очередь истории классовой борьбы и других форм протеста, рассматривавшихся также как проявления классовой борьбы. Особое внимание уделялось изучению рабочего движения, а также крестьянских выступлений, что вело к преувеличению их роли в социальной жизни и политике различных стран. Изучение духовной культуры  восточных народов не поощрялось, а изучение религий практически находилось под запретом. В ходе репрессий 1920-30-х годов понесли потери все востоковедческие направления, сложившиеся до революции. Были репрессированы многие представители нового советского востоковедения, начавшие работать на основе марксистской методологии.

Однако всё же в период до Великой Отечественной войны некоторые традиции старых школ сохранялись, а в русле марксистского востоковедения были созданы труды, преодолевавшие рамки жёстких классовых схем. После войны логика развития науки стала проявляться более явно. Начали издаваться труды, имевшие черты объективного научного исследования. В отечественном востоковедении, особенно в годы «холодной войны», недостаточные возможности полевых исследований в известной степени компенсировались высоким уровнем теоретических обобщений, стремлением выявить связь национальных и региональных явлений и процессов с мировыми. После 20-го съезда КПСС советское востоковедение получило значительный импульс для развития. Не только ослабли догматические стереотипы, но и изменилась политика советского правительства в отношении стран Востока. Задача стимулирования социалистических революций сменилась стремлением к строительству дружественных отношений с существующими режимами, исследования приобрели более разносторонний и реалистичный характер. Само востоковедение стало опираться на прочную источниковедческую базу. Большой размах приобрело издание и комментирование исторических памятников, текстология. Советские востоковеды перевели на русский язык значительную часть произведений  восточных литератур, включая священные тексты всех религий, а также сказки, пословицы и произведения современных авторов. Они пытались раздвинуть возможности марксистского метода, выдвигая новые идеи, несовместимые с прямым приложением марксистской схемы социально-экономической формации, европоцентричной по сути и созданной на европейском историческом материале, к истории стран Востока. Подверглась серьёзной критике концепция рабовладения на Древнем Востоке, были выдвинуты несколько вариантов концепции «азиатского способа производства», дискутировались различные вопросы, связанные с понятием феодализма на Востоке. Особенности современного развития некоторые учёные пытались осмыслить при помощи идеи о «восточном капитализме», несоответствие  восточных реалий моделям формаций отразилось в концепции «многоукладности», прилагавшейся к разным периодам истории, и т. д. Вместе с тем сохранилась предвзятость в изучении колониального и современного периодов, выражающаяся в безоговорочно апологетическом взгляде на национально-освободительные движения и одностороннем освещении колониальной политики.

В постсоветский период, отмеченный возросшим интересом к  восточным цивилизациям, деидеологизацией общественной жизни, расширением методологической базы исторических исследований и отказом от установки на марксизм как единственно адекватный метод познания истории, отечественное востоковедение получило дополнительные возможности для развития. Появились новые переводы исторических памятников и их интерпретации, книги по истории, культуре, религиям, отличающиеся нетрадиционными подходами. Увеличилась степень проникновения отечественных востоковедов в специфику стран Востока. Определённые результаты в постсоветский период были достигнуты в области изучения бывшего так называемого советского Востока, прежде всего Средней и Центральной Азии. В этом участвовали и востоковедческие кадры независимых стран постсоветского пространства, выросшие на почве российской научной школы. Однако возросший интерес широкой общественности к  восточным культурам привёл также к появлению значительного числа ненаучных, слабо обоснованных концепций, отражающих субъективные представления их авторов, нередко не являющихся профессиональными востоковедами. Сдерживало развитие отечественного востоковедения недостаточное внимание государственных органов к востоковедческим исследованиям, в том числе направленным на изучение политической, экономической и культурной ситуации в странах Востока с возможной перспективой использования их опыта для России.

О развитии отраслей, составляющих комплекс востоковедения, смотри Арабистика, Ассириология, Египтология, Индология, Иранистика, Китаистика, Монголоведение, Санскритология, Семитология, Тюркология, Японистика, Востоковедения институт. Смотри также разделы Гуманитарные науки в разделе Россия.

Лит.: Dugat G. Histoire des orientalistes de l’Europe du XII au XIX siècle. Р., 1868-1870. Vol. 1-2; Очерки по истории русского востоковедения. М., 1953-1963. Сб. 1-6; Крачковский И. Ю. Избр. сочинение М.; Л., 1958. Т. 5: Очерки по истории русской арабистики; Historical writing on the peoples of Asia. L., 1961-1962. Vol. 1-3; Gibb Н.А.R. Area studies reconsidered. L., 1963; Кузнецова Н.А., Кулагина Л. М. Из истории советского востоковедения. 1917-1967. М., 1970; Бартольд В. В. История изучения Востока в Европе и России // Бартольд В. В. Соч. М., 1977. Т. 9; Историография стран Востока (проблемы феодализма). М., 1977; Историография стран Востока (проблемы нового времени). М., 1978; Алексеев В. М. Наука о Востоке: Статьи и документы. М., 1982; История отечественного востоковедения до середины XIX в. М., 1990; Lewis В. Islam and the West. Oxf., 1993; Turner В. S. Orientalism, postmodernism and globalism. L.; N. Y., 1994; Милибанд С. Д. Биобиблиографический словарь отечественных востоковедов с 1917 г. 2-е изд. М., 1995. Т. 1-2; Said Е. W. Orientalism. Western conceptions of the orient. L., 1995; История отечественного востоковедения с середины XIX в. до 1917 г. М., 1997; Люди и судьбы. Биобиблиографический словарь востоковедов - жертв политического террора в советский период (1917-1991). СПб., 2003.

Л. Б. Алаев.

Связанные статьи