Культурная революция

КУЛЬТУРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ, процесс коренной перестройки культурной и идеологической жизни общества в период строительства социализма в РСФСР и СССР. Термин «культурная революция» впервые употребил В. И. Ленин в работе «О кооперации» (1923), подразумевая под ним, прежде всего, распространение грамотности, развитие массовой просветительной работы среди сельского населения. Впоследствии термин утвердился для обозначения политики замены «буржуазной» культуры на новую, социалистическую, сформированную, по словам Ленина, «с точки зрения миросозерцания марксизма и условий жизни и борьбы пролетариата в эпоху его диктатуры». Важнейшей целью культурной революции являлось превращение принципов марксистско-ленинской идеологии в личные убеждения человека. Культурная революция включала перестройку народного образования и просвещения на социалистических началах, «перевоспитание» буржуазной и формирование социалистической интеллигенции, создание основанных на марксистской идеологии литературы, искусства и науки, утверждение новой морали и атеистического мировоззрения, преобразование быта и т.п.

Реклама

Задачи политики в области культуры сформулированы в первых декретах советской власти, Конституции РСФСР 1918 и программе РКП(б) 1919. Для её осуществления создана система партийно-государственного руководства культурной жизнью общества, включавшая агитационно-пропагандистский отдел ЦК РКП(б) (Агитпроп), Народный комиссариат просвещения РСФСР (Наркомпрос; в его системе были сосредоточены все учебные заведения), Главный политико-просветительный комитет (Главполитпросвет), отделы народного образования Советов, Главлит и др. Были национализированы издательское, театральное и музейное дело, кинопроизводство. Ликвидирована свобода печати.

Культурная революцияСистема коммунистической пропаганды и агитации включала организацию в промышленных центрах и на предприятиях профсоюзных культотделов и культурно-просветительных комиссий, библиотек, клубов, пролетарских университетов, «красных уголков» и пр. В деревне действовали передвижные и стационарные школы политграмоты, группы политграмоты и пр. По всей стране курсировали агитпоезда, агитпароходы, «красные повозки» и «красные обозы». Огромное значение и для города, и для села имела радиофикация, благодаря которой резко расширились горизонты знания для населения и одновременно партия получила мощнейшее средство идеологического воздействия на массы. В 1920-е годы широко распространились марксистские кружки низшего, среднего и повышенного уровня, где слушателей знакомили с целями социалистической революции, разъясняли политику РКП(б)-ВКП(б) и Коммунистического интернационала. Ещё в 1920-е годы возник культ В. И. Ленина, который упрочился и дополнился в 1930-х годах культом И. В. Сталина, ставшим неотъемлемым атрибутом культурной революции в СССР.

Один из важнейших аспектов культурной революции – атеистическая пропаганда и внедрение материалистического миропонимания вместо религиозного. Их начало положено Декретом об отделении церкви от государства (1918), отменившим преподавание Закона Божьего в школе. Антирелигиозная кампания была призвана разрушить крестьянскую патриархальную культуру. В рамках образованного в 1928 году рабоче-крестьянского радиоуниверситета действовал антирелигиозный факультет. По решению 2-го съезда безбожников (1929) при вузах, коммунистических вузах и техникумах открывались антирелигиозные отделения, а при биологических, агрономических и медицинских факультетах институтов – специальные курсы и семинары. Во многих городах создавались антирелигиозные музеи. В 1932 массовой организацией (5,5 миллионов человек) стал Союз воинствующих безбожников. Выросли тиражи антирелигиозной литературы, организовывались кружки юных безбожников. Для детей, пытавшихся придерживаться семейных религиозных традиций, в учебных заведениях создавалась невыносимая обстановка. Духовенство подвергалось шельмованию и преследованиям. Многие церкви, особенно в годы коллективизации, были разрушены или переоборудованы под клубы, склады и производственные объекты.

Культурная революцияВ области образования упор делался на внедрение классового принципа в высшей школе и ликвидацию неграмотности в массовом масштабе. Последней проблеме В. И. Ленин придавал особое значение в связи с критикой большевистских планов построения социализма в Советской России со стороны российских и западноевропейских социал-демократов, утверждавших, что подобные планы обречены на провал из-за культурной отсталости населения. Согласно декрету СНК «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР» от 26.12.1919, все неграмотные в возрасте от 8 до 50 лет были обязаны обучаться грамоте. В таком случае для взрослых рабочий день сокращался на 2 часа, а в РККА занятия по обучению грамоте приравнивались к строевой подготовке. При Наркомпросе образована Всероссийская чрезвычайная комиссия по ликвидации безграмотности (1920; с 1917 действовал отдел внешкольной работы во главе с Н. К. Крупской, созданный также для ликвидации неграмотности), организована сеть внешкольного образования: школы ликбеза (ликвидации безграмотности), избы-читальни, добровольное общество «Долой неграмотность» (1923). По данным переписи 1939, доля грамотных в РСФСР в возрасте от 9 до 49 лет достигла 89,7% (по данным хозяйственной переписи 1918, грамотных среди рабочих было 64%, среди крестьян – 30%).

Перед школой при осуществлении политики культурной революции ставилась задача быть не только «проводником принципов коммунизма вообще, но и проводником идейного, организационного воспитательного влияния пролетариата на полупролетарские и непролетарские слои трудящихся масс». Повсеместное создание комсомольских и пионерских организаций сыграло существенную роль в распространении коммунистического мировоззрения. При организации школьного образования учитывался опыт функционирования учреждений начального образования, сложившихся ещё в дореволюционной России: согласно «Положению об единой трудовой школе РСФСР», принятому ВЦИК 30.9.1918, в Советской России предполагалось бесплатное, совместное для мальчиков и девочек обучение в 9-летней 2-ступенчатой школе (1-я ступень - 5-летняя начальная школа, 2-я ступень – 4-летняя средняя школа). Однако реализация «Положения...» встретила значительные трудности. Около 50% детей в 1920 оставалось вне школы. В 1921 финансирование школ переведено на местный бюджет, возложено на население (так называемое самообложение). Началось сокращение числа школ, а также преподавателей. В 1923 году введена плата за обучение (освобождались дети необеспеченных граждан и инвалидов) в начальных 4-летних (иногда 3- или 5-летних) и средних (9-летних) общеобразовательных школах; одновременно стали создаваться производственно ориентированные 7-летние школы при совхозах и кооперативах, с 1925 – при промышленных предприятиях. К концу 1920-х годов значительно увеличились ассигнования на общеобразовательную школу. В 1930-34 введено всеобщее обязательное 4-летнее (в промышленных городах и рабочих посёлках – 7-летнее) обучение (всеобщее обязательное 7-летнее – повсеместно, в 1956). Огромное значение для развития школьного обучения на родном языке имело создание в 1920-30-х годах письменностей для десятков народов (киргизов, башкир, бурят, народов Дагестана, Крайнего Севера и др.), перевод с арабского на латинскую, а затем на кириллическую графическую основу письменности отдельных народов Средней Азии и Кавказа (узбеков, таджиков, туркмен, казахов, азербайджанцев и др.). В 1940 в СССР действовало 65 тысяч школ, в которых обучалось почти всё (свыше 20 миллионов) подрастающее поколение, работали 1216 тысяч учителей. В связи с ростом вовлечённости женщин в производственную деятельность увеличилось число дошкольных детских учреждений (46 тысяч в 1940).

Культурная революцияДоступ в вузы декретом СНК от 2.8.1918 был открыт для лиц старше 16 лет (в том числе для женщин), независимо от наличия у них среднего и даже начального образования, отменялись вступительные экзамены, а также плата за обучение (возобновлена для большинства студентов и учащихся старших классов средней школы на период 1940-56). Одновременно Наркомпросу предписывалось принимать в вузы преимущественно «лиц из среды пролетариата и беднейшего крестьянства» в случае, если число желающих учиться в них превысит обычное число мест в вузе. Чтобы подготовить выходцев из социальных низов к обучению в вузе, с 1919 стали создаваться рабочие факультеты (рабфаки), являвшиеся также центрами формирования студенческих первичных организаций РКП(б), которые оказывали воздействие на решения приёмных комиссий, препятствуя поступлению в вузы «классово чуждых» элементов. В 1921 ликвидирована автономия высшей школы. За годы 1-й пятилетки (1928/29-1932/33) число вузов в РСФСР увеличилось с 94 до 498 (главным образом за счёт разделения политехнических вузов на несколько отраслевых институтов и преобразования техникумов в вузы). К концу 1930-х годов 15,9% населения имело высшее, незаконченное высшее, среднее и неполное среднее образование, эта группа составляла около 80-90% общего числа специалистов.

Подготовкой новой административной, научной и преподавательской элиты, преданной марксистским идеям, занимались специально созданные научные и высшие учебные учреждения: Социалистическая академия общественных наук (1918; с 1924 Коммунистическая академия), Институт К. Маркса и Ф. Энгельса (1921; в 1931 объединён с Институтом В. И. Ленина), Институт В. И. Ленина (1923-31), Истпарт, Институт красной профессуры, коммунистические университеты. Одной из главных проблем стало написание новых учебников и учебных пособий, основанных на коммунистической идеологии. Преподавание истории в школах и вузах было заменено изучением обществознания. В вузах вводилось обязательное изучение исторического материализма, истории пролетарской революции, истории партии и основ ленинизма, в 1921 вместо юридических, исторических, экономических факультетов образованы факультеты общественных наук (с середины 1930-х годов гуманитарные факультеты в университетах стали восстанавливаться; было возобновлено преподавание истории в школе и вузах). В 1922-23 при ЦК РКП(б) образовано Центральное бюро коммунистического студенчества и его общегородские объединения, способствовавшие усилению влияния партии в вузах.

Культурная революцияВ сфере науки советское руководство исходило из тезиса о приоритетном развитии производительных сил. В интересах экономического развития страны правительство поддерживало деятельность Комиссии по изучению естественных производительных сил России (КЕПС; учреждена в 1915), в состав которой входили ведущие учёные. В 1918 началась разведка нефти на территории между Волгой и Уралом, в 1920 развернулись работы по комплексному изучению Курской магнитной аномалии. При ВСНХ был создан Научно-технический отдел для централизации всех конкретных исследований, который привлёк к работе свыше 250 учёных-профессоров, 300 инженеров и около 240 других специалистов. Свыше 200 учёных и инженеров участвовали в составлении ГОЭЛРО плана. К 1921 в РСФСР действовало свыше 70 НИИ (не считая имевшихся при вузах). Постановлением ВЦИК и СНК СССР от 27.7.1925 Российская академия наук получила статус Академии Наук СССР, была признана высшим научным учреждением страны и передана в ведение СНК. В том же году решением Политбюро ЦК ВКП(б) утверждена межведомственная Комиссия по содействию работам АН, которая осуществляла политическое и организационное руководство академией, участвовала в планировании её работ, контроле над финансами и т.д.

Внедрение марксистского сознания в среде учёных с уже сложившимися взглядами и мировоззрением представляло особую трудность. Советское руководство, нуждаясь в интеллектуальных силах, с одной стороны, привлекало учёных и специалистов-техников к сотрудничеству (в 1921 приняты декреты СНК «Об улучшении быта учёных», «О мерах к поднятию уровня инженерно-технического знания в стране и к улучшению условий жизни инженерно-технических работников РСФСР», в 1921-31 действовала Центральная комиссия по улучшению быта учёных при СНК), а с другой стороны, стремясь подчинить их целям выполнения планов социалистического строительства, прибегало к методам устрашения и репрессий. В ходе операции, получившей в литературе название «Философский пароход», за границу в 1922-23 принудительно отправлено свыше 200 человек, в которых большевики видели своих политических противников, – видные юристы, врачи, экономисты, деятели кооперации, писатели, журналисты, философы, преподаватели высшей школы, инженеры. В конце 1920-х – начале 1930-х годов процесс «вытеснения» буржуазных специалистов был ускорен. В ходе организованных политических процессов преследованию и репрессиям подверглись учёные-гуманитарии («Академическое дело»), представители в основном старой технической интеллигенции («Шахтинское дело», Промпартии дело), учёные в сфере экономических наук (Трудовой крестьянской партии дело), краеведы («краеведов дело») и др. Многие были расстреляны или отбывали заключение; с 1929 часть заключённых занимались научными исследованиями в «шарашках» – Особых технических бюро ОГПУ – НКВД – МВД СССР. Такая политика нанесла огромный ущерб интеллектуальному потенциалу страны, однако, несмотря на потери, советская наука внесла существенный вклад в социалистическую индустриализацию страны, создание могучего оборонного потенциала.

В области литературы и искусства революция открыла дорогу «новой» культуре, зародившейся ещё в 1910-х годах, в частности Пролеткульту (образован в 1917), в основе деятельности которого лежали идеи о чисто пролетарской культуре и нигилистическое отношение к культурному наследию прошлого и его носителям. Идея тотальной переделки общества, невиданный социально-политический эксперимент большевиков нашли отклик среди представителей и идеологов футуризма и других направлений авангардизма. В 1922 был создан «Левый фронт искусств» (ЛЕФ), деятельность которого характеризовалась отрицанием «буржуазного» искусства и «буржуазной» эстетики и стремлением к созданию социально полезного искусства. Продолжался поиск в русле других направлений искусства, представители которых объединялись в собственные творческие союзы и организации – Ассоциация художников революционной России (АХРР), «Перевал», «Серапионовы братья» и др. Политический плакат, в создании которого участвовали многие известные художники и поэты, эффективно использовался для пропаганды революционных идей и новой идеологии. Одновременно с формированием моделей революционной культуры происходил процесс сужения сферы воздействия на общественное сознание традиционных для русской классической культуры гуманистических ценностей.

Советское руководство и партийные верхи первоначально уделяли главное внимание массовой культуре, призванной донести до городских слоёв наглядную идеологическую информацию (с 1918 осуществлялся монументальной пропаганды план), и мало вмешивались в деятельность различных литературных и художественных группировок. В постановлении Политбюро ЦК РКП(б) от 18.6.1925 говорилось, что партия в целом не может связывать себя «приверженностью к какому-либо направлению в области литературной формы», вместе с тем деятелям культуры, ещё сохранявшим относительную независимость, не позволялось в прямой или косвенной форме критиковать правящую партию. Со 2-й половины 1920-х годов власть перешла к очевидному ограничению свободы творческого поиска; проводниками этой политики стали Российская ассоциация пролетарских писателей, Российская ассоциация пролетарских музыкантов, Российская ассоциация пролетарских художников. В период свёртывания НЭПа и с началом коллективизации от деятелей культуры уже требовалась прямая и активная поддержка партийных и государственных начинаний. В 1932 многочисленные литературно-художественные объединения, представлявшие различные течения и направления в искусстве, были распущены, вместо них созданы отраслевые творческие союзы на единой идеологической основе. Ведущим художественным методом стал социалистический реализм. Не соответствовавшие методу (с точки зрения власти) произведения писателей, поэтов и художников не издавались и не популяризировались. Пристальное внимание партийное руководство и лично И. В. Сталин уделяли кинематографу. Для укрепления морально-политического единства советского народа популяризировались классические и современные образцы национальных культур народов Советского Союза, особое значение придавалось пропаганде пролетарского интернационализма. Рассчитывая привлечь творческую интеллигенцию к участию в социалистическом строительстве, партия коммунистов и советская власть выработали систему, с одной стороны, поощрения и поддержки лояльных деятелей культуры, а с другой – ограничения и давления, вплоть до травли и физического уничтожения, тех, кто не желал поступиться своими убеждениями, был чужд партийной идеологии. С середины 1930-х годов востребованным оказалось классическое наследие русской и мировой культуры, особенно в той части, где содержалась критика феодального или буржуазного строя. Стал приветствоваться патриотический настрой в творчестве писателей, драматургов, артистов, композиторов. В то же время были искусственно ограничены прежние связи между отечественной и зарубежной культурой, которая подразделялась на «прогрессивную» и «реакционную» в зависимости от отношения тех или иных иностранных мастеров к СССР. Советские читатели и зрители не имели доступа к произведениям «реакционеров», среди которых было немало выдающихся деятелей культуры, а также оказавшихся в эмиграции или репрессированных на родине русских писателей.

Значительные  перемены произошли в сфере повседневной жизни. Строились дома-коммуны, фабрики-кухни, вводились коллективные формы общественно полезного неоплачиваемого труда (субботники, воскресники). Создавались сети домов отдыха, санаториев и профилакториев. Юношество вовлекалось в различного рода кружки при домах пионеров и учебных заведениях. Широко распространялась художественная самодеятельность. Физическая культура и спорт, рассматривавшиеся властью не только с точки зрения физического оздоровления и военной подготовки молодёжи, но и как средство сплочения «рабочих и крестьянских масс» вокруг тех или иных партийных, советских или профессиональных организаций, были включены в план деятельности профсоюзов, комсомола, армии, школы, органов здравоохранения, стали играть большую роль в жизни советских людей (создавались массовые спортивные общества, строились стадионы, организовывались спортивные секции для молодёжи). Сформировалась система военно-патриотического воспитания подрастающего поколения.

Основные задачи советского руководства по революционному преобразованию культуры были решены к концу 1930-х годов. Сложилась новая культура, в основе которой лежала единая официально принятая обязательная идеология. Культурная революция, осуществлявшаяся на фоне значительного роста городского населения, внесла принципиальные изменения в условия и образ жизни, быт трудящихся, прежде всего рабочих и государственных служащих, которые заняли устойчивое и обеспеченное место в обществе, получили доступ к образованию и социальному продвижению, приняли массовую советскую культуру. К 1940 существенно выросли тиражи выпускаемых книг и газет, увеличилось количество массовых библиотек и киноустановок. Государство устанавливало низкие цены («дешевле табака и хлеба», по словам поэта Б. А. Слуцкого) на книги, газеты, билеты в кино, музеи, театры и др.

Опыт, вынесенный из культурной революции, оказался востребован советским руководством и в дальнейшем, он был также распространён правящими коммунистическими партиями в других социалистических странах.

Лит.: Великая Октябрьская социалистическая революция и становление советской культуры, 1917-1927. М., 1985; Советская культура в реконструктивный период, 1928-1941. М., 1988; Максименков Л. В. Сумбур вместо музыки: Сталинская культурная революция, 1936-1938. М., 1997; Аймермахер К. Политика и культура при Ленине и Сталине, 1917-1932. М., 1998; Манин В. С. Искусство в резервации: Художественная жизнь России 1917-1941 г. М., 1999; Плаггенборг Шт. Революция и культура: Культурные ориентиры в период между Октябрьской революцией и эпохой сталинизма. СПб., 2000; Березовая Л. Г., Берлякова Н. П. История русской культуры. М., 2002. Ч. 2.

«КУЛЬТУРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ» 1966-76 годов, идейно-политическая кампания, развёрнутая Мао Цзэдуном под лозунгом борьбы с «ревизионизмом» и «остатками буржуазии в партии, правительстве и армии». Преследовала цель устранить политическую оппозицию Мао Цзэдуну и установить режим его личной власти (подробнее смотри в статье Китай, раздел Исторический очерк). 6-й пленум ЦК Коммунистической партии Китая 11-го созыва (1981) квалифицировал «Культурную революцию» как «смуту», возникшую «по вине руководителя».

Лит.: The Cultural revolution in China / Ed. Т. W. Robinson. [S. 1.], 1971; The Cultural revolution in the provinces. Camb., 1971; Lee Hong Yung. The politics of the Chinese Cultural revolution: а case study. Berk., 1978; Усов В. Н. К вопросу об оценке маоистской «культурной революции» // Вопросы истории. 1982. №2; он же. Культурная революция в Китае // Китай: история в лицах и событиях. М., 1991; он же. История КНР. М., 2006. Т. 1-2; Гао Гао, Янь Цзяци. История десяти лет «великой культурной революции». Тяньцзинь, 1986 (на китайском языке); Ван Няньи. Эпоха великих потрясений. Хэнань, 1989 (на китайском языке); Маомао. Мой отец Дэн Сяопин в годы «культурной революции». М., 2003; Тайные известия беспокойных лет: Люди, умершие и посаженные в тюрьмы в период «великой культурной революции». Хух-Хото, 2003 (на китайском языке).

В. Н. Усов.

Связанные статьи